В поисках Тригорина | Журнал Дагестан

В поисках Тригорина

Дата публикации: 01.11.2022

Ахмедхан Кишов

Юрий Шевелёв. Городские хроники История

Мой фотоархив — это история Дагестанав фотографиях, фотодокументах, или — моя биография.Ю....

6 часов назад

«Быть бдительным» Антитеррор

Накануне Дня Защитника Отечества в Музее боевой славы имени Валентины Макаровой (отдел Национального музея...

3 дня назад

«Писатели и критики общаются в основном на книжных... Литература

На Северо-Кавказский фестиваль «Тарки-Тау — 2023» в Махачкалу, помимо издательств, приехали более 30 поэтов,...

3 дня назад

Памяти Анатолия Босулаева из Кубачи Антитеррор

Анатолий Босулаев изначально не собирался быть военным. Он вырос в Кубачи, хулиганистым и боевитым совсем не...

5 дней назад

Режиссёр Дмитрий Павлов привнёс немало нового в дагестанскую театральную жизнь. Его постановки вызывают неизменный интерес у зрителя, чему несомненное свидетельство –– практически полный зал спустя полгода после премьеры.

Чеховская комедия в три женских роли и шесть мужских трансформировалась в драму о четырёх ролях. Ровно так исчез и весь флёр девятнадцатого века с разговорами о литературе и озером на заднем плане. Но «пять пудов любви» исчезнуть никуда не могли, ведь любовь вечна, будь то девятнадцатый век или же двадцать первый. Любовь переменам неподвластна. Хотя чего здесь больше — любви или страданий — большой вопрос.

Ирина Аркадина в блистательном исполнении Алины Абдулганиевой, в резиновых ботах, джинсовых шортах и курточке, с электронной сигаретой в руках, отплясывающая под песни Аллы Пугачёвой, –– одно из ярких воплощений этой трансформации. Аркадина жестока, цинична, театральна (какой же ещё быть актрисе) и самовлюбленна. Казалось бы, в ней просыпается материнская любовь, когда она меняет сыну повязку на руке (пронзительная сцена!). Увы, эгоизм страсти оказывается сильнее привязанности матери к сыну.

Резко контрастирует с ней Нина Заречная в исполнении Динары Махачевой. Нежная, наивная, полная ожиданий, Нина тонет в озере надежд и любви, которое в нынешних реалиях трансформировалось в старую, колченогую ванну. Ванна стала центром постановки, её художественным символом. Декорации в спектакле минималистичны: ванна да картонные коробки, символизирующие кирпичики, из которых каждый строит свой замок, свою крепость, свою жизнь, наполненные воспоминаниями детства, мечтами и надеждами.

Нина тонет — её чаяниям не суждено сбыться. Нина влюбляется в Тригорина, которого, однако, мы в этой постановке не увидим. Но он есть — в мыслях, мечтах и символах. В печатной машинке, в живой рыбе, в удочке. И неожиданно — в репликах женских персонажей. Казалось бы, ещё мгновение, и он должен появиться. Невольно заглядываешь в программку спектакля — но нет.

Нина любит Тригорина, когда играет любительский спектакль на даче Петра Николаевича Сорина, брата Аркадиной. Руслан Мусаев, великолепный актёр, мастерски сыграл эту роль второго плана. Любит, несмотря на предательство и двуличие, загубленную карьеру и жизнь. Где теперь та наивная, восторженная девочка, полная надежд? Она совершенно холодна к Треплеву, в который раз признающемуся ей в любви. Динара Махачева хороша в роли Чайки, с её юношеским восторгом и напором начинающей актрисы. Невольно хотелось, чтобы режиссёр в своей версии «Чайки» даровал Нине Заречной сценический успех. Успех же Динары Махачевой налицо.

Константина Треплева, чьим надеждам и мечтам так же не суждено сбыться, играет Антон Артёмов, молодой актер, очень органично и убедительно справившийся с ролью. И тут нет разницы, какой на дворе век. Неудачливый писатель, обделённый материнской лаской, мучимый неразделённой любовью к Нине Заречной, кончает жизнь самоубийством.

Но, конечно же, Константин Треплев двадцать первого века не мог застрелиться, не те уж времена и нравы. Счёты с жизнью он сводит, перерезав вены в той самой ванной, в которую уместилось озеро страстей девятнадцатого века.