Туристический дневник Гимата | Журнал Дагестан

Туристический дневник Гимата

Дата публикации: 28.08.2022

Махачкалинцы выберут любимый парк Национальные проекты

Всероссийское голосование по выбору объектов благоустройства по проекту «Формирование комфортной...

28 минут назад

Юрий Шевелёв. Городские хроники История

Мой фотоархив — это история Дагестанав фотографиях, фотодокументах, или — моя биография.Ю....

8 часов назад

«Быть бдительным» Антитеррор

Накануне Дня Защитника Отечества в Музее боевой славы имени Валентины Макаровой (отдел Национального музея...

3 дня назад

«Писатели и критики общаются в основном на книжных... Литература

На Северо-Кавказский фестиваль «Тарки-Тау — 2023» в Махачкалу, помимо издательств, приехали более 30 поэтов,...

3 дня назад

Дневник похода ІІ категории сложности
с. Хулисма — с. Камилух,
6−17 июля 1997 года

Часть 1

Посвящается всем.
@ Гимат,
Оля,
Дима (Лом),
Алик,
Мага,
Сергей,
Наташа,
Нажмутдин (Френк)

И если ляжет долгий путь,
Нелёгкий путь, представьте...

Схема

Пишет Гимат:

Написание дневника похода я начинаю в тот день, когда, собственно, он (дневник) должен был быть завершён и оформлен, а именно 3 августа. А ведь я намеревался начать его набирать 3 июля, в те дни, когда подготовка к походу достигла своего апогея и апофеоза.

Собственно говоря, я всё это затеял, чтобы бросить курить.

А как иначе объяснить приличным людям, почему мы ходим в горы?

Ведь нельзя приводить следующие аргументы:

Мы там отдыхаем.

Группа перед выходом. Двустволка, которую Гимат взял с собой, не пригодилась. Кстати, дорогой мы встретили медведя на черничных полях, но он смылся.

На самом деле мы там совсем не отдыхаем. Мы таскаем очень тяжёлые мешки по очень пересечённой местности и очень быстро. А едим очень мало, то, от чего в городе отказалась бы наша собственная кошка. Например, итальянскую тушёнку с чёрными сухарями.

Мы там зарабатываем деньги.

Неправда, мы там тратим собственные деньги, которые с трудом раздобываем за несколько дней до похода. На покупку джинсов деньги находятся быстрее и тратятся гораздо легче.

Мы там занимаемся спортом.

Неправда. Во-первых, ВЦСПС умер, а во-вторых, спорт — это шахматы.

Мы так убиваем свободное время.

Выход на перевал из Рутульского района в Тляратинский.

Неправда. Это время совсем не свободное. По-моему, мы никогда не бываем столь необходимы человечеству, как в те дни, когда мы планируем поход. Вы можете просидеть десять дней в квартире, не выходя из неё, или, не дай Господь, пролежать в больнице — и ни одна падла, прости её Господь, не заинтересуется вами. Но перед походом нет человека и коллектива, которые бы не постарались помешать вам Очень Срочными Проблемами. Проблемы хватают вас за штаны, локти и горло, вы их разгребаете чуть ли не совковой лопатой, и они множатся. Но если вы не пойдёте в горы, то проблемы мгновенно исчезнут и вернутся лишь тогда, когда ваши товарищи вернутся из похода. Самое забавное, что то же самое случится, если вы пойдёте в горы. Такова жизнь.

Мы так общаемся с друзьями.

Вышли в верховья реки Самур и остановились на перекус на чабанском коше. У них был готовый стол из сланцевой плиты, готовые камни − сидушки. Вокруг нас − конский щавель, обычный в таких местах.

Неправда. Мы там не общаемся. Как я уже говорил выше, мы там таскаем о-о-очень тяжёлые мешки по о-о-очень пересечённой местности так быстро, как это возможно — то есть о-о-очень медленно. Общение заключается во вздохах и междометиях, как в бразильских фильмах, насколько я их помню. В свободное от общения время мы выясняем, кто дежурный и какая падла купила эту итальянскую тушёнку (если при этом падла обижается, то мы её ласково называем орехом). В случаях присутствия в группе девушек (виноват, тёток) общение вообще сужается до минимума из-за полного обеднения и так бедного мужского лексикона. Тётки при этом не разговаривают вообще — закон гор.

Мы там любуемся природой.

Неправда. В основном мы там любуемся ногами впереди идущего товарища. Последний любуется носками собственных ботинок — душераздирающее зрелище. На привалах мы часто дышим и клянчим у завхоза конфеты.

Обычно при слове «туризм» нас спрашивают «…а чем вы занимаетесь в палатках»?

Наконец-то мальчики вышли и можно почистить перышки и глазки.

Мы … приличные люди. Когда я говорю, что спим, они не верят. И правильно делают. Сном это назвать нельзя. И то, чем мы там занимаемся, действительно очень неприлично, но приличному человеку это не объяснить. Лучше отвести его на склад турклуба медакадемии и показать тамошние спальники. А лучше — дать понюхать.

Господа, я не могу вам объяснить, зачем мы ходим в горы!

Проще объяснить, почему мы не остаёмся в городе, когда наши друзья уходят в горы. В горах мы отдыхаем, мы общаемся, мы любуемся природой, мы едим вкусные вещи и спим с близкими к нам во многих отношениях, а в первую очередь локтями и коленями, людьми. А по правде сказать, я всё это затеял, чтобы бросить курить.

Итак, третьего августа, в разгар жаркого воскресенья, я достал из полиэтиленового пакета дневник, всё еще сырой от грозы, промочившей нашу группу 15 июля. Но о грозе позже. Дневник носил на себе все следы надругательств, испытанных бедными участниками моей группы, которых я по очереди и всех разом, применяя политику кнута и пряника, заставлял его (дневник) писать. Поскольку читать его хотели все, а писать — совсем наоборот, то я внедрил практику отрывного дневника, то есть отрывал листы и прятал их сразу после того, как очередная жертва их пачкала. Жертвы писали в основном Олиной ручкой, которую она носила постоянно на груди. Великолепная ручка, но чернила её сильно расплылись во время дождя, и дневник читается не везде.

Днёвка под перевалом Арчиб − Худун. Девчонки после дождя устроили стирку и сушку. Нажмутдин перераспределяет продукты.

Принцип написания этого дневника:

Я на правах начальника (эти права я присвоил за отсутствием у меня других способностей) поочередно разбираю листки: то, что разборчиво, набираю в хронологическом порядке и снабжаю своими комментариями. Комментарии будут вполне искренними и внезапными, так как их писанину я ещё не читал. Подчинённым придётся всё это терпеть при прочтении дневника. Впрочем, они могут его не читать, а дать прочесть своей маме. Полагаю, они так и сделают.

Стиль и орфография записей, в меру моих возможностей, сохранены. Заранее прошу прощения за скабрезности, допущенные в дневнике отдельными участниками похода. Они это сделали по простоте душевной и в порыве искренности.

Оля

06.07.97. Пишет Оля:

Начало похода. Погода неважная — сечёт нудный дождь, под ногами чавкает грязь.

Ночуем в школе селения Хулисма — решили сделать рывок завтра, с новыми силами. Удалось хорошо пообедать — огромное спасибо жителям Хулисмы. Сейчас уже без 20 минут 1 час, уже почти 7 июля. Завтра, вернее, уже сегодня в 5:00 подъём и в путь*.

Тихий час начался с 3-х часов — отсыпались за всё то время, что не успели выспаться в Махачкале.

А теперь уже поздно, пора спать. Пятки** на дорогу уже обклеены, чай на сегодня уже выпит*** — так что осталось только спать.

Спокойной ночи!

Девчонки пытались разнообразить меню щавелем.

Комментарии:

* Чувствуется отсутствие энтузиазма. Видно, виноват сытный обед.

** Пятки — это важно! Тот, кто считает, что это не важно, пусть попробует не взять с собой моток лейкопластыря в поход. Общий принцип таков: лучше потратить полмотка лейкопластыря шириной 5 см на каждую пятку до похода, чем эти же полмотка тратить на каждом привале. А вообще надо бы продавать носки из лейкопластыря.

*** Чаем называется гидравлический будильник. В этот день был заведён на 5.00 и сработал соответственно приказанию начальника.

Мага

06.07. Пишет Мага (в своём дневнике, который стал потом также общим):

После утомительной ночи* рано утром, точнее в 6 часов, группа под руководством Далгатова Гимата Далгатовича, в количестве 8 человек выехала на северную автостанцию, где на рейсовом автобусе Кули добрались до перекрёстка (Цовкра – Хулисма).

После 5-минутного привала нам попалась машина ГАЗ 52, направлявшаяся в Хулисму. На этой машине мы добрались до Хулисмы, где сохранились ещё горские традиции гостеприимства. Доброжелательные лица этого горного аула приняли нас со всеми почестями. Погода была мрачная, грязь, лужи, оползни на дороге, и в селении говорили нам о прошедшем дожде. После жители селения нам сказали, что осадки выпадали всю неделю.

Это одни из самых малопосещаемых вершин Дагестана. Они расположены на хребте Саладаг.

 Прекрасная природа этих краёв, горы, покрытые зеленью, леса, предвещали о хорошем начале похода. Но свежий холодный ветер, туман, предвещали нам дождь. После небольшого привала в прекрасном горном ауле группа собралась идти дальше, но внезапно пошёл дождь. И группа общим обсуждением решила остаться в селении и переночевать в школе, а утром двинуться в путь**. Один из жителей села, Гасан, к сожалению, не знаю фамилии, пригласил группу к себе домой на обед, за что ему большое спасибо. После хорошего обеда, который включал в себя чуду, манты, соус с мясом, хинкал с крапивой, хорошего чая с конфетами и халвой, группа, утомлённая от поездки, сонная и поевшая, легла спать. Единственному нашему завхозу*** было не до сна, он сидел рассчитывал и пересчитывал, распаковывал и упаковывал продукты и распределял на равное количество их на каждого участника похода.

Ночь была спокойная, лишь шум дождя, лившего до утра, и прохлада перебивали сон****.

Теперь довольно поздно, пора спать, ожидается тяжёлый день.

Комментарии:

* Ночь была дьявольски утомительная. Всю ночь в квартире стояло Броуновское движение из рюкзаков, коллег, примусов, завхозов, обвязок, палаток, крючьев, ледорубов (см. ниже), полиэтиленов и пищи. Все в судорогах шили рюкзаки, но никто не дошил. Все из последних сил смазывали ботинки. Кстати, меньше всего пропускали воду ботинки Серого, которые он пропитал маслом Anchor. Очевидно, оно сделано из солидола. Стало доброй традицией наших походов проверять примуса полчетвёртого утра перед выездом. Один примус не работал, другой пропускал.

** На самом деле было так. Группа стояла под дождём. Начальник предложил ввести демократию и высказаться каждому — хочет ли он идти дальше. Все сказали, что нужно идти дальше. С этого момента и до конца похода начальник ввёл диктатуру, и в данном случае, несмотря на собственное желание идти дальше, велел остановиться в школе. Как видно из записи Маги, мы, по крайней мере, вкусно поели. Из чего, в свою очередь, следует, что при диктатуре народ питается лучше, чем при демократии. Данная тенденция, впрочем, далее прослеживалась слабо.

*** Тушёнку покупал завхоз. Завхозом называется несчастный человек, который отвечает за то, чтобы еды взяли с собой как можно меньше, но ели досыта, а также за то, чтобы общественный груз был распределён поровну, но по-честному. То, что не помещается в рюкзаки коллег, завхоз кладёт в свой рюкзак.

Снежные склоны на перевал надо преодолевать строго по линии падения воды. Если подрезать склон, возможна лавина.

Завхоза никто не любит, так как он, по распоряжению начальника, самые вкусные вещи приберегает к концу похода, а потом выясняется, что они кончились. Пока все нормальные люди любуются пейзажем, завхоз решает задачи в духе Остера в уме. Например: сколько банок кильки надо переложить в рюкзак Лома из рюкзака Оли после перекуса, если у Оли было 7 банок (по 275 грамм), на перекусе съели 2 банки, а также 3 горсти чёрных сухарей из Олиного же рюкзака, при условии что Гимат забрал у Лома примус весом 1,4 кг, заправив бензином, взятым у Лома в количестве 200 мл (100 мл бензина весит примерно 75 грамм); сам Гимат при этом дал Маге тент весом 1 кг, который после дождя стал весить неизвестно во сколько раз больше. А Оля давеча поцапалась с Гиматом. Обычно дело кончается тем, что завхоз всё кладёт к себе, так как, взяв безмен, он забыл взять калькулятор.

Ещё завхоз имеет право назначать дежурных. В общем, власть начальника ничтожна по сравнению с властью завхоза. Власть начальника ограничивается правом идти впереди группы, на что группа не обращает никакого внимания. Особенно Алик, Наташа и Нажмутдин.

Завхоз обычно бывает мрачным. Весёлым он бывает в конце похода, когда впереди ещё 2 дня пути, а все продукты кончились, и считать, перекладывать и вырывать из зубов голодных товарищей уже ничего не надо.

О завхозе думают все и постоянно. Например, идёшь позади товарища, который летит в гору, как олень, и думаешь — что-то завхоз его недогрузил… И так все дни.

Кстати, в день мы ели 870 грамм на человека.

**** На самом деле Мага забыл залезть в спальник и, по-моему, укрылся своим дневником.

07.07. 600 Пишет Гимат:

Нажмутдин, Мага и Лом втроём проспали 11 часов. Серый, Алик, Гимат, Оля и Натка — тоже, но с трёхчасовым перерывом на ужин. Все с удовольствием будили друг друга. Школьный сторож принёс литра 4 молока. Добавили в гречневую кашу. Озабоченный завхоз продолжал перекладывать вещи из одного рюкзака в другой, чем изрядно всем надоел. Школьный сторож тем временем внимательно изучает книгу Камиля. Все ходят вокруг котла с гречневой кашей. Я пытаюсь не курить — не курю уже полчаса.

Погода прекрасная, есть облака, а дождя нет. Но, скорее всего, так долго не будет. Впереди 9 дней пути. Собираемся выйти в 7, до строящегося моста по дороге в Бурши, оттуда по тропе по левому берегу Койсу до слияния рек и по левому притоку Койсу, по левому берегу её до р. Нуккура.

Комментарии:

Чувствуется наличие энтузиазма у начальника. Это скоро пройдёт. Энтузиазм явно вызван успешной попыткой бросить курить.

Натали

07.07. Вечер. Пишет Натали.

Комментарий до прочтения дневника Натали.

Заранее предвкушаю удовольствие от прочтения записей Натали, впрочем, как и Лома. Они, бедные, и не подозревали, куда мы их затащим. Думаю, что их хорошее мнение о нас (тех, кто не новичок) и обо мне, в частности, очень скоро испортится. Они-то думали, что мы идём отдыхать на природе, общаться, вкусно кушать и проч. (см. выше).

Если кто не понял — здесь студентка Натали дает взятку своему преподавателю хирургии Гимату, который по этому случаю прикинулся нищим на мосту возле Камилуха.

Тащились целый день по непонятному ландшафту противной местности, где нужно всё время смотреть под ноги. Короче, напоминали очень замученных животных с выражением на лице «Не подходи — убьёт». В итоге пришли на заминированную поляну: куда ни ступи, везде… От запаха навоза не могла избавиться до самого перевала. На ночёвке недалеко от палатки нашли грибы, но не съели. Всю ночь был беспредел: Мага храпел, как бегемот, Оля мучилась головной болью. Выползла из палатки ночью за лекарствами, хотела стибрить печенье, но оно было завязано, не стала мучиться. Практически не спала.

Комментарий после прочтения дневника Натали.

Так я и думал.

07.07. Пишет Мага

После хорошей спячки рано утром часов в 5 расслышали крик Гимата «ПОДЪЁМ!». Как бы ни было лень мне и Диме, пришлось встать и приступить к приготовлению завтрака. Сходили за ворота, умылись, развели примусы. К началу завтрака сторож пришёл с двумя литрами молока*. Я, не удержавшись, выпил пару стаканов. Сварили гречку и приступили к завтраку. Время было 6 часов. Поев гречку, выпив чаю, помыв посуду, группа начала собираться в путь. Погода за окном стояла хорошая. Со школы вышли в 8 часов. Сторож школы и директор пришли нас провожать. Дорога была грязная и лужи чавкали у нас под ногами. Зелёная травка блестела, горы, покрытые зеленью, придавали более красивый вид. Шли мы часа 2, может 3, дошли до моста, который вёл в Бурши, сделали там небольшой привал пока все подтянутся.

Уже на маршруте выяснилось, что Мага решил скрыть от всех, особенно от деканата, что он ушел в поход. Чтобы не загореть, Мага носил почти все время хирургическую маску и очки сварщика. Помогло.

Посидев минут 15, завернули возле моста вправо и пошли возле речки Нуккура по тропе. Шли мы ещё час и дошли до места слияния одного из крупных притоков реки Нуккура. Но наш путь лежал дальше вверх по реке Нуккура. Пройдя ещё один час, сделали привал, поели сухари, конфеты, выпили воду, разобрались с маршрутом по карте и двинулись дальше. Шли мы долго, подъёмы и спуски утомляли нас. Дело было к обеду, мы пришли к роднику, вкус воды которого не сравнить ни с чем. Закусив немного кильки, колбасы и сухарей, мы двинулись дальше вдоль реки Нуккура до места слияния ещё одной из крупных и прекрасных рек Нуккура — Можай. Время было часов 18, наверное, и мы стали искать место для ночлега. Мы перешли речку Нуккура через мостик и остановились на час, чтобы найти подходящее место для ночлега. Поставили чай и я лёг спать. Гимат предложил пойти вверх по реке Можай, он увидел там долину в полчаса ходьбы от нас. Выпив чай с печеньем, мы двинулись. Разбили лагерь в долине, впереди виднелись снежные вершины Царальков и Балиал. Я с Димой приступили к приготовлению ужина**. Пока варили суп, я с Гиматом устанавливали палатку. Нажмутдин, Сергей и Алик ставили свою палатку. Поужинав (на ужин был суп), мы с Олей пошли собирать чабрец для чая. Пришли в лагерь к вечеру и нашли в лагере только Гимата. Остальные разбрелись, пошли гулять. Мы поставили чай и все потихоньку собрались. Гимат лёг спать***, а все остальные пили чай, рассказывали анекдоты. Сидели допоздна часов до 11, пока не начал капать дождь. Как начался дождь, все разбрелись по палаткам. Мы с Димой собрали всю посуду. После чего мы тоже разошлись по палаткам, я сел за тетрадь. Уже поздно, пора спать, утром опять в путь.

Комментарии:

* Мага любит молоко (см. ниже). Обратите внимание на расхождение количества молока в записях Гимата и Маги.

** Завхоз посчитал, что Мага плохо дежурил, и в качестве наказания остальным Мага дежурил ещё 3 раза вне очереди.

*** Молодые не понимают, что не выспаться всегда успеешь (см. абзацем ниже). Впрочем, сам дурак.

Лом

07.07. вечер − 08.07 утро. Пишет Лом:

Начну с потёмок, до этого я гулял и ничего интересного не было. После прогулки (мост) все набросились на меня, т. к. я дежурный и всем жутко захотелось попить чайку. Дальше с жужжанием жука я бродил, спотыкался, наконец развёл примус, и вроде бы все остались довольны.

В палатку залазил последним, в связи с чем пришлось расталкивать уже лежащих в ней Френка, Алика и Серого*. Решил закинуть ботинки под накидку — стал проталкивать их в форточку. Они лезть долго не желали. Френк решил, что форточка засорилась. Потом Алик, сволочь, стал пихаться и все — дружно орать. Под это и заснули.

Так как места мало, про утро опишу соответственно. Пришёл Гимат, постучал по головам и загробным голосом сообщил о необходимости вставать. Дежурят девчонки — попотчевали нас на славу, за что им огромное спасибо**. Сейчас уходим. Пока!

Лому достался рюкзак какой-то цилиндрической формы, к которому мы пришили здоровенный тубус из капрона. Поэтому ему доставались самые объемные и неудобные вещи.

Комментарии:

* Все спали в пуховках, надетых на всю остальную одежду (видимо, чтобы если промокнуть под дождём, то уж навсегда). Кажется, даже не снимали ботинок. В дальнейшем, чтобы лучше помещаться, стали ложиться так: двое головой к выходу, двое ногами. Поскольку Лом, Мага и Нажмутдин спали в трёхместном спальнике, очевидно, кто-то из них спал головой внутри спальника. Ни комментировать, ни представить себе это невозможно.

** О дежурствах девочек см. ниже.

(Продолжение в следующем номере)