Туристический дневник Гимата. Часть 2 | Журнал Дагестан

Туристический дневник Гимата. Часть 2

Дата публикации: 17.11.2022

Гимат Далгатов

Дни моей жизни История

В архиве Цахая из Хури мы обнаружили записи на лакском языке — воспоминания о своей жизни под названием «Дни...

12 часов назад

Годекан журнала «Дагестан» Кунацкая

Вчера, 2 марта в Махачкале, в историческом парке «Россия – моя история» прошла презентация литературных и...

1 день назад

Цахай Цахаев из Хури История

В мировой литературе встречаются самые разные письменные произведения (научные, поэтические и др.),...

3 дня назад

«Cofee-Jazz» Культура

Ко Дню защитника Отечества дагестанская филармония подготовила слушателям сюрприз — новую концертную...

3 дня назад

Дневник похода II категории сложности. с. Хулисма — с. Камилух, 6–17 июля 1997 года

Посвящается всем.
@ Гимат,
Оля,
Дима (Лом),
Алик,
Мага,
Сергей,
Наташа,
Нажмутдин (Френк)

08.07. Пишет Натали:

Тащились целый день. Приключений валом, начиная с того, что сползла по снегу в грязь. Серый вытянул, ну, короче, добрели до перевала, перемахнули, прокатились несколько раз по снегу и грязи, очутились на замечательном месте. Ночью практически не спала. Было холодно*.

Комментарий.

* Мага греет плохо (см. ниже).

08.07. Пишет Мага:

Проснулись как всегда рано утром*. Погода была ясная. Из-за скальных поясов пробились первые солнечные лучи. Дежурные Оля и Наташа приступили к приготовлению завтрака**. Все остальные вынесли свои вещи из палаток и пошли их сушить после вечернего дождя*** и сырости после него.  Поев суп, выпив чай со сгущёнкой, группа начала собираться в путь. В 8 часов все были готовы к выходу. В 8:10 группа начала движение. Цель — выйти на перевал Лаказани (3450 м). Шли мы вверх по реке Можай, шли 30 минут, а затем 10 минут привал. В 5 км от перевала у самого истока реки Можай группа остановилась для обеденной трапезы. Дежурные набрали воду, поставили чай. Сергей вытащил печенье. У меня было сало, я тоже его вытащил. Дима вытащил сухари, Наташа кильку. Хорошо поев****, группа взобралась на небольшой холм, где и уточнили направление дальнейшего продвижения по карте. Гимат сфотографировал наши весёлые лица, и мы двинулись дальше. По дороге начались первые сугробы снега. Снижаясь немного с холма, мы начали подъём на перевал Лаказани. Издалека виднелась овечья тропа. Было видно, что там незадолго до нас прошла отара овец, жёлтые следы на снегу говорили нам об этом. После утомительного подъёма в 17 часов были на перевале. Первой поднялась на перевал Оля*****, за ней я, затем Гимат и все остальные. На перевале присели на минут пятнадцать посмотреть на прекрасные снежные вершины Саладаг, Цац и Хашхарва и прекрасные зелёные долины у их подножья. Посидев, мы направились ко второму перевалу, который виднелся от нашего много правее, в часе ходьбы от нас. Мы дошли до этого перевала, оттуда виднелись вершины — Нуккура справа и слева Таклик, вдалеке Дюльтыдаг, — засыпанные снегом и закутанные туманом. Затем мы решили спуститься с перевала до зелёной травки, до поляны, которая виднелась ещё сверху. Уточнив маршрут, я начал движение первым и по крутому спуску с сыпучими камнями разбежался вниз. Маленькие речки, стекающие с рядом стоящих вершин, журчали рядом. Впереди был крутой склон, заваленный снегом. Я добрался до него и спустился с него, как на лыжах, присев на корточки. Снег шипел под моими ногами, ручьи журчали рядом, а наверху на перевале виднелись Дима, Оля, Гимат, которые только начали спуск. Спустившись, я разлёгся на поляне, пока все подтянулись, чтобы перейти на соседнюю слева от меня поляну. Все добрались замечательно, только Олю тошнило от быстрого спуска с перевала******. Спустившись, я и Гимат поставили палатку, а затем приступили к приготовлению ужина. Темнело. Поужинав, все разбрелись по палаткам, а я сел за тетрадь. Ко мне подошёл Нажмутдин, и мы долго сидели с ним вдвоём. Позже вышла Оля с Гиматом, её всю ночь тошнило. Ещё немного посидев, мы пошли спать. Ночь была звёздная и снежные вершины сверкали вдали. На том я заканчиваю свой рассказ. Продолжу завтра, спокойной ночи.

Комментарии:

* С каждым днём просыпались всё позже.

** Это заключалось в расчёсывании волос неподалеку от Гимата, пока он нервно разводил примус и засыпал в кипяток суп или крупу (см. фото). Впрочем, девочки, это, конечно, злостная клевета. На самом деле вы красили глазки и чистили пёрышки.

*** Это стало традицией. Каждую ночь шёл дождь, и каждую ночь вода в их палатке подымалась всё выше, пока Нажмутдин не сделал в борту палатки дырку, чтобы вода вытекала. Удивляюсь, как у них жабры не выросли.

**** От нашей пищи отказался бы и бедуин, но и кот начнёт есть сухую кукурузу, если его долго не кормить (народная мудрость).

***** Пришлось долго уговаривать. Все норовила уступить честь взойти первой кому-нибудь другому. Настоящий товарищ!

****** Экспериментальным путем удалось установить, что:

а) Оля вполне адаптировалась к высоте и высота 4000 метров для неё нипочём;

б) Оля не переносит кильку в томате, сделанную в Махачкале; остальные её переносили хорошо, это свидетельствует, что только у Оли хороший желудок, а наши согласны есть всякую дрянь. Эксперимент продолжался до конца похода, и, несмотря на наши старания, Оля выжила. Установлено также, что если кильку в томате запивать сгущёнкой 50/50, то Оля чувствует себя лучше, а килька хуже.

в) Сгущёнка без кильки, но с Олей — это гармония. На это очень приятно смотреть (см. фото), поэтому ни у кого, кроме Алика, не поднималась рука (или не поворачивался язык —  не знаю, как правильно сказать) отъесть немного сгущёнки из банки, которая выдавалась Оле.

Лом

08.07. Пишет Лом:

Утром вышли около десяти. По-моему, шли дольше чем вчера, но идти мне было легче. Какими-то странными зигзагами* перешли перевал Лаказани, через который аборигены гоняют скот. Мага показал мне, как зарубаться на снегу, что мне пригодилось: из двух новичков вниз поехал не я. Вообще я узнал много нового: очень прикольно бежать, подпрыгивая по сыпухе, и скользить по снегу. Правда, мышц в ногах, как мне показалось, потребовалось побольше, даже чем на подъёме. Да и примус при каждом скачке норовит увеличить мозоль на заднице.

Переболел горнячкой. Я думаю, из-за того, что много сил потерял и в палатке было душно. Дело было так. После завоёвывания места в палатке путем хаотичных движений локтей я вроде бы заснул. Проснулся из-за большого желания желудка выплеснуть полупереварившееся обратно. О чём было сообщено ребятам. Они, недолго думая, выпихнули меня из палатки, и, пожёвывая щавель **, я отошёл***. Желудок успокоился.

Комментарии:

* В лоб идти труднее, но новичкам это объяснить невозможно. Надо просто предоставить им идти в лоб.

** К концу похода Лом практически потерял человеческий облик из-за полного перехода на подножный корм. Я хотел было сдать Лома чабанам (цахурцам), но одумался, поняв, что нам вреда с него всё равно никакого, бензин он понесёт и на подножном корму, а чабаны  молока от него не добьются. Человеческий облик к Лому вернулся в Камилухе, когда ему дали кусок горячего хлеба. Ему этого показалось мало, и он взял ещё несколько. Слаб человек!

*** Лучше щавеля при горнячке помогает интенсивный физический труд. Новичкам это также трудно объяснить.

Фото: Натали

09.07. Пишет Натали:

Полнейший кайф. Не пришлось долго идти. Отдыхаем. Балдеем. Кайфуем. Тащимся, что будет дальше — Тухман, с «розовым отливом» (мечта туриста не при «делах»).

Хочу пирожок.

Комментариев нет.

09.07. Пишет Лом:

Этим утром вставали совсем лениво, так как надо было пройти совсем немного — спуститься в долину и поставить там лагерь, чтобы Саня с перевала мог нас увидеть. Однако спускаться по траве оказалось сложновато. В конце концов это мероприятие закончилось, и мы оказались внизу. По пути нам встретился пастух, пригласивший нас на шашлык. Гимат сказал, что по возможности придём. Скоро нашли место для лагеря. Френк, Мага и Серёга отправились на перевал, чтобы на нём и на прилегающей к нему вершине оставить записки для Сани. А я с Аликом поставили палатку, затем он придумал странную аэродинамическую конструкцию для защиты от палящего солнца. Гимат бродил по окрестностям в поисках туров, которым могло показаться, что встреча с Гиматом будет для них познавательной. Разморенные лежали мы, укрытые «фермой» Алика, и играли в карты. Через некоторое время подскакал ещё один джигит, который до этого не испугался и не отступил перед огненной водой. Он присоединился в своём желании отведать с нами барашка к первому пастуху, и в своём стремлении оставить кого-либо в дураках — к нам. Прошло время, дурак ускакал, вернулись ребята.

Да! До этого (т. е. после мужика, но до ребят) я ловил форель. Под прибрежными камнями я доставал наживку, которую мне показал Гимат — симпатичных мокрых тараканов*. Вы сочтёте меня за приверженца садо, если я буду описывать, с каким наслаждением я насаживал их на крючок. Ну да бог с ними! Тем более, форель-то и не думала ловиться.

Затем «поимел» с Гиматом беседу о свойствах толпы и тщетности её совершенствования, в результате которой пришёл к выводу, что мир — это большая навозная куча, и каждый стремится на самый верх, где больше вони**. Люди, отползающие вниз, к земле — уже не люди. Какой ужас! Как хочется быть тупым и счастливым***! Впрочем, я счастлив сегодня, а завтра, может, будет конец света.

Извиняюсь, ушёл в сторону. С ребятами решили идти к пастуху, но не пошли. Как сказал детский писатель Н. Носов: «Это часто случается в стране коротышек». Я с Аликом и Магой принялись скакать как сказившиеся мулы, воображающие, что они играют в чехарду****.

Вечером играли в карты. Состав участников: наша палатка + девочки. Сначала проиграла наша палатка, затем — снова наша палатка. Кое-как оставив в дураках Наташу, мы возликовали. Наше OLE-OLЕ было слышно, наверное, даже в Махачкале. Выходили моргать Сане на перевал — всем вдруг почудилось, будто заметили ответный сигнал. Ложная тревога.

Спать легли двое головой к выходу, двое ногами. Нам с Аликом пришлось вдыхать аромат наших ног*****. Дальше не помню.

e-mail: mountains @ gde-to zdes.lom.

P.S. Извиняюсь за сухость изложения — писал днём позже.

Комментарии:

* В отличие от настоящих тараканов, эти могут двигаться не только вперёд и назад, но и вбок и по диагонали, не меняя положения тела. Живут под водой. Нужны для питания форели.

** Альпинизм называется (см. дневник Натали от 07.07.).

*** Ну, это не так уж трудно. Достаточно жениться. Узнаешь, что такое счастье, да будет уже поздно.

****Странно, а ведь Оля и в самом деле решила, что вы играете в чехарду (см. ниже).

***** ?

Мага

09.07. Пишет Мага:

Вот и прошла ещё одна ночь. Как сладко я спал*, пока не разбудил Нажмутдин, приглашавший меня к завтраку(!!). Я встал, оделся, все уже завтракали. На завтрак Нажмутдин сварил макароны с тушёнкой. Поев, я повесил на верёвку свои мокрые носки**. Из-за перевала, с которого мы спустились, пробились первые солнечные лучи. Все начали потихоньку собираться. Лишь Гимат ещё спал. Проснулся лишь в 10 часов, когда все были готовы к выходу***. Выход через полчаса — в 11:30 по графику. Продолжение у первого привала.

Комментарии:

* Живут же люди! (см. запись Натали от 07.07.)

** No comments.

*** Also no comments.

09.07. Продолжает Лом, так как Мага писать ленится:

Нам надо было спуститься в долину, что мы и сделали. Мага как джейран поскакал вниз и очень быстро спустился. Мы же долго мучились.

Комментарий Маги «…Спасибо Лому за маленькую заметку в моём дневнике», он же продолжает:

Мы прошлись вверх по долине, нашли уютное место и разбили лагерь. К нам завтра или сегодня вечером должен подойти Саня. Дежурные Нажмутдин и Сергей приступили к своим обязанностям: поставили чай, открыли консервы. Поев, я, Сергей и Нажмутдин, получили задание взойти на вершину Арчиб-Худун (3549 м), оставить записку для Сани, чтобы он нас нашёл, и сделать то же самое на перевале Арчиб-Худун (прим. 3300 м). Время было час дня, мы, не теряя времени, собрались. Для выполнения задания нам давалось 5 часов. В 14 часов вышли из лагеря. Поднялись на холм, который стоял слева от лагеря. Затем по сыпухе двинулись дальше. На вершину поднялись за 1 час 40 минут, т. е. в 15:40. Посидели на вершине, сфотографировались. На туре оставили записку для Сани. Я указал стрелкой на долину, где располагался наш лагерь. Прошли чуть дальше и на втором туре тоже оставили записку для Сани. Мы расположились, так скажем, в центре 3 районов — слева Лакский, справа Чародинский, впереди Рутульский район. Затем мы спустились по хребту на перевал Арчиб-Худун — те же заметки и записки в двух концах перевала по наиболее возможным путям подхода Сани. Задача выполнена, мы возвращаемся в лагерь.

Скользя по снегу как на лыжах, а затем по сыпухе, а затем по зелёной травке, мы спустились в лагерь, где нас встретил Гимат. Он поздравил нас с успешным выполнением задания. Остаётся ждать Саню.

Дежурные приступили к приготовлению ужина. Продолжение после.

Серёга

09.07. Пишет Серёга:

Сегодня встал вместе с Нажмутдином раньше остальных готовить жратву. Время выхода начальника задерживается, так как на сегодня планируется не особенно большой объём работы. Снялись со стоянки в 10:30 (стоянка была 1 км ниже перевала Лаказани, который мы прошли сутками раньше), спустились в долину, прошли в верховья реки Дюльтычай, поставили лагерь. Переход к месту занял всего 2 часа. Здесь мы должны встретиться с Саней, который предположительно придёт завтра утром. Принимаем решение подняться на перевал, через который должен идти Саня и оставить ему координаты нашего лагеря. Выходим втроём: я, Мага, Нажмутдин. Перед выходом совещаемся с Гиматом, как лучше подняться.  Начальник ставит задачу подняться на перевал и на одну из вершин, через которую возможно пойдёт Саша. Время на выполнение даётся 7 часов (я думаю, уложимся). Выходим в 14:00. Выбрали маршрут подъёма по замёрзшей реке, где путь наиболее удобен. Идём на грани льда и земли (на всякий случай). Снежник закончился, перед ногами ещё 400 м крутого подъёма по сыпухе.  Советую ребятам пойти траверсом по твёрдой земле. Однако ребята считают, что они смогут подняться в лоб. Здесь расходимся. Я иду траверсом, ребята рвут вверх. Подхожу к вершине, ребятам залезть в лоб не удаётся, они идут за мной. Поднялись на вершину. Я осмотрел тур на наличие записок — ничего нет.

Фотографируем панораму завтрашних вершин, фотографируемся сами. Находим на вершине тур, поэтому решаем оставить по записке в каждом туре: Мага расчерчивает на камне место, где спрятана записка, я пишу записку. В записке сообщаю координаты лагеря и как подойти к месту. Закончив, укрепляем записку и уходим на перевал, где необходимо оставить ещё записку. Дабы не терять времени, несёмся на перевал, насколько позволяет рельеф. На пути встречаются достаточно сложные перьевые скалы, состоящие практически из одних живых камней. Осторожно проходим весь этот гребень, всё благополучно — никто не сорвался.

Выходим на перевал, туров здесь нет, однако находим каменную плитку, на которой автограф некоего Магомедова Саида, поднявшегося на этот перевал в 1981 году. Строим свой тур, пишу очередную записку Сане. Записки решаем пронумеровать, чтобы узнать, какую именно записку снимет Саня. Устанавливаем тур, замечаем ещё одно возможное место перехода Сани. Уходим туда, сооружаем ещё один тур, устанавливаем ещё одну записку. Смотрим на часы, у нас в резерве ещё 2 часа, начинаем спуск. Находим хороший ледничок*, решаем ехать на нём. Рюкзак с фотоаппаратом на мне, поэтому стараюсь ехать осторожно. Ребятам ехать на леднике почему-то доставляло не особенное удовольствие, просят меня сойти на твёрдую землю, спускаться по ней. Сходимся на этом. Выходим на ту же тропу, по которой поднимались (удачно получилось), и на большой скорости спускаемся в лагерь, где встречаем нашу группу, лениво загорающую на солнце.

Комментарий.

* Серый перепутал название — это был снежник, а не ледник.

Фото: Оля

09.07. Вечер. Пишет Оля:

Наевшись хорошенько макаронного супа и выпив чаю с сахаром и печеньем, на всех нашло сумасшествие. Сначала решили играть в осла и мельника. Так как оказалось то ли мало ослов, то ли мало мельников, ребята решили поиграть в чехарду. Нажмутдин возмутился: «Взрослые люди, а играют, как дети, смотреть противно». А я считаю, что вовсе не противно, и очень даже интересно. Вот это была чехарда. Нигде такой больше и не увидишь. Выстроился ряд вверх по склону из Алика, Лома, Маги —и начались скачки. Всё это закончилось валянием в траве и хорошей психологической разрядкой и для играющих, и для зрителей. Сейчас слышны бурные дебаты — обсуждение рациона питания на каждый день*.

День подходит к концу, уже темнеет. Скоро лагерь затихнет и закончится ещё один наш походный день. Мага продолжает.

Комментарий.

* Из одной шкурки можно сделать и 7 шапок (народная мудрость).

09.07. Пишет Мага:

После хорошего ужина и весёлой разрядки мы забрались в палатку и сели играть в карты. Играли очень долго и постоянно проигрывала наша палатка — я*, Нажмутдин, Лом, Алик. Но вскоре начала проигрывать и вторая палатка — Наташа и Оля. Оле даже дали звание навеки 6. Поиграв в карты, мы с Ломом вышли на улицу, чтобы пожужжать** на перевал для Сани, если он туда подошёл. Вдруг всем причудился луч фонаря на вершине. Но это была ложная тревога. После этого все разбрелись по палаткам. В лагере стало тихо, лишь Алик иногда издавал дикий рёв. Продолжение завтра.

Комментарии:

* Мага изгнан из палатки (причину см. выше дневник Натали) и заменён Серым. Натали (см. ниже) перестала жаловаться на плохой сон и холод.

** (тур.) Пожужжать — посветить на перевал фонариком марки «Жук».

Начало:

https://www.dagjur.com/turisticheskij-dnevnik-gimata/