Покорение «Сердца Дагестана» | Журнал Дагестан

Покорение «Сердца Дагестана»

Дата публикации: 06.12.2022

Абдурахман Магомедов

Дан «Салют над Невой» Культура

В Дагестане проходят праздничные мероприятия, посвященные 80-летию освобождения блокадного Ленинграда. В...

1 день назад

Грусть-печаль Литература

*** «Грусть-печаль!» – сказал сурок, Он устал и весь продрог. «Грусть-печаль!» – сказал байбак. – «Мир –...

1 день назад

Линия мастера Изобразительное искусство

В Культурно-выставочном центре Национального музея РД им. Алибека Тахо-Годи работает юбилейная...

3 дня назад

Боль моя, удушье окаянное Литература

Боль моя, удушье окаянное Родилась в Красноярске 9 декабря 1956 года. Стихи, проза, публицистика печатались в...

3 дня назад

Идею покорения Аддала-Шухгельмеэр[1] я вынашивал ещё с 2006 года, когда ровно год назад, тоже 27 августа, была предпринята попытка подняться на эту красивейшую вершину республики на Богосском хребте, названную известным альпинистом Курбаном Гаджиевым «Сердцем Дагестана».

Читатели журнала «Дагестан», может, читали мой репортаж в «Дагправде» об успешном восхождении на пик Байдукова (4050 м) 16 августа 2006 года и неудачной попытке взойти на Аддала. Тогда на отметке 3500 м пошёл снег, и нам с Расулом Гаджиевым, тогдашним начальником ГМС «Сулак-Высокогорная»[2], моим неизменным и надёжным напарником, пришлось спешно спуститься с маршрута, спасаясь от надвигающегося тумана…

И вот наступил 2008 год. Свой замысел держал в секрете. Я, как и некоторые люди, устроен так: заранее скажешь о своих планах, энергия уходит в пар, в свисток.

Главная проблема, как и в прошлом году, состояла в погоде. Как нынче себя поведёт, по выражению синоптиков, «кухня погоды» — на вершине Богосского хребта, на котором 11 (!) четырёхтысячников, в том числе и высочайшая — Аддала? Скажу сразу: неплохо. Если не считать постоянного встречного порывистого ветра и… Ну об этом потом.

Вторая проблема заключалась в выборе маршрута. На Аддала можно подняться двумя путями: с метеостанции «Сулак-Высокогорная» и с базового лагеря «Цабигадари», то есть с нуля. Расул склонялся к первому варианту. Метеостанция находится на высоте около 3000 метров, тут переночевал и — вперёд. Но это лёгкий путь! Потому что один километр высоты от «Цабигадари» ты уже набрал.

А с базового лагеря до вершины два километра (имеется в виду вертикаль!), которые нужно преодолеть в один присест. Расул хотел попасть на вершину наверняка, то есть с метеостанции. Многие, в том числе и некоторые профессиональные альпинисты, так и поступают.

Но… Но в таком случае счастье было бы неполным! Или — всё, или — ничего, я максималист. После короткого обсуждения решили начать восхождение прямо из базового лагеря.

…В пять часов утра берём с собой всё необходимое и выходим на маршрут. Слава Богу, погода неплохая. За два часа преодолеваем отрезок до ледников, точнее, в центр Белангинской подковы, как её называют альпинисты. Затем подъём чуть ли не по вертикали — крутая гора Аддала! Если во время восхождения на пик Байдукова крутизна чередовалась со сравнительно пологими склонами и участками, которые можно было наискось траверсировать, то Аддала при подъёме буквально упирается тебе в грудь. И самое неприятное, что нас ожидало, — это встречный порывистый ветер при температуре от + 8° до + 5°С на вершине. Тут две проблемы: одна в том, что резкий порыв может скинуть тебя с гребня в пропасть, вторая — ты экипирован в куртку с капюшоном, которые парусят от ветра и сильно затрудняют подъём.

Абдурахман Магомедов

Но мы карабкаемся. Потом на высоте 3 тыс. случается первая неожиданность: я теряю электронный шагомер. Он сорвался с ремня и скатился на ледник, в трещину. Прощай, «Made in China»! Найдёт ли тебя кто-нибудь когда-нибудь?

Теперь я мёртвой хваткой держусь за редакционную фотокамеру — вдруг уроню и тоже в трещину? А вот и первый интересный кадр: правее от Аддала на фоне неба грациозно застыли два тура. Потом они нас почуяли и исчезли за склоном. Но я успеваю нажать на затвор фотоаппарата.

Между тем продолжаем подъём. Скажу честно: трудно неимоверно. И эта проклятая осыпь! Она проваливается под ногами, и получается так: шаг вперёд два — назад. Поэтому стараемся идти по скальному гребню, который уже опасен сам по себе. Даже Расул, опытнейший ходок по горам, начинает уставать. И то: нам обоим по шестьдесят «с копейками»! Мы первые пенсионеры, рискнувшие штурмовать Аддала. Как сказал один восходитель: «Аддала, как коммунизм: идёшь, идёшь и никак не дойдёшь…».

Но я решил про себя: доползти до вершины любой ценой! Если раньше я верил каким-то приметам, то теперь нет. Перед восхождением в Тинди, в родном ауле, случились разные «нехорошие» приметы типа женщина с пустыми вёдрами и др. Конечно, было неприятно видеть эти пустые жестянки. Но я сказал себе: не верь приметам, верь в себя! Почти 30-летняя регулярная физзарядка, конечно, тоже оказалась не последним делом.

Описывать красоты Богосского хребта я не буду, они на снимках. Когда до вершины оставалось совсем немного, на Аддалу вдруг наехала туча и начала сыпать на нас то ли градом, то ли снежной крупой. И ветер покрепчал к тому же. Неужели, как и в прошлом году, придётся вернуться?! Решили: только наверх! К счастью, через полчаса туча поплыла в сторону Грузии, и мы, пройдя последние метры по острому гребню, зиявшему над пропастью, и невероятно красивыми ледниками, изнемогая, выпив по последнему глотку воды, ступаем на Аддала. В самую высокую точку Богосского хребта кто-то воткнул сухой ствол дерева высотой около трёх метров. Я обнимаю его. И целую как долгожданную, извините за эмоции, женщину. Достал-таки! Затем опускаюсь на колени и благодарю Творца…

Потом на холодном шквальном ветре ведём фотосъёмку. Я вытаскиваю из сумки пластиковую бутылку, сворачиваю в трубку записку о покорении, заталкиваю её в бутылку, крепко завинчиваю крышку, и Расул укрепляет эту импровизированную капсулу, адресованную потомкам, на вершине между камнями.

А спуск… Он тоже был тяжёлым. Но мы два, извините, старых дурака были счастливы и не чувствовали усталости. Наверное, как некий Яраги, который альпенштоком выбил своё имя на макушке Аддала. Физкульт-привет, Яраги! Где ты теперь скитаешься?

Наверняка у нас будут последователи, многие захотят испытать счастье преодоления гравитации. Что для этого нужно? Для этого нужны три «крепости»: крепкое сердце, крепкие ноги и крепкая воля. И тогда — в путь!


[1] Аддала́-Шухгельмеэр — горная вершина в восточной части Большого Кавказа, в системе Богосского хребта, в Дагестане. Является третьей по высоте горной вершиной в Дагестане. Местные жители называют гору Каббала.

[2] Сулак-Высокогорная — самая высокогорная, труднодоступная метеостанция в России и Европе (2927 м), находится на склоне горы Адалла-Шухгельмеэр, в верховье реки Кила. В 2008 г. удостоена звания «Лучшая метеостанция России».