Пока будут стоять горы | Журнал Дагестан

Пока будут стоять горы

Дата публикации: 27.03.2023

Петр Леонов, председатель Федерации альпинизма Дагестана

Дни моей жизни История

В архиве Цахая из Хури мы обнаружили записи на лакском языке — воспоминания о своей жизни под названием «Дни...

19 часов назад

Годекан журнала «Дагестан» Кунацкая

Вчера, 2 марта в Махачкале, в историческом парке «Россия – моя история» прошла презентация литературных и...

1 день назад

Цахай Цахаев из Хури История

В мировой литературе встречаются самые разные письменные произведения (научные, поэтические и др.),...

3 дня назад

«Cofee-Jazz» Культура

Ко Дню защитника Отечества дагестанская филармония подготовила слушателям сюрприз — новую концертную...

3 дня назад

Федерацию альпинизма Дагестана я возглавляю уже больше тридцати лет, с 1979 года. И поэтому просьба редакции журнала  сравнить «золотые дни» дагестанского альпинизма с тем, что мы имеем сегодня, не вызвала затруднения. Я этим живу, все взлеты и падения альпинизма так или иначе коснулись и меня.

А начать хочется как раз с 1979 года, на который пришелся пик бурного развития этого вида спорта в Дагестане. Более 200 активных спортсменов-альпинистов, множество клубов и секций альпинизма. Тот же «Эос» в ДГУ, где я начинал вместе со своими друзьями, альпинистские секции на заводе точной механики и Дагдизеле, клубы в политехе, пединституте, медицинском техникуме.

Все рухнуло в перестроечные годы. Причин масса, говорить о них не буду, поскольку для людей, переживших это нелегкое время, все понятно и так. Достаточно вспомнить о регулярных спецоперациях в горах Дагестана, на фоне которых простая поездка в некоторые горные районы представлялась достаточно экстремальной. А тут еще, как назло, череда несчастных случаев с моими друзьями и коллегами.

Поэтому сегодняшняя статистика выглядит достаточно скромной. Сегодня в республике около 50 альпинистов и три площадки, на которых готовят молодых спортсменов. Это все тот же «Эос» в ДГУ плюс две секции в Каспийске. Тем не менее, примерно год назад наметилась тенденция устойчивого роста. Появилось много молодежи, которая хочет покорять горы. Да, пока маршруты, по которым они ходят, достаточно просты: Базардюзю, Аддала, Сельды, но и мы ведь начинали точно так, с вершин 1 и 2 категории сложности. Пройдет 5–6 лет (в альпинизме уровень спортсмена растет достаточно медленно) и, уверен, подрастет достойная смена ветеранам. Поэтому в будущее я смотрю достаточно оптимистично.

CAMERA

Для полноты картины следует также рассказать о таком явлении, как «дикий альпинизм». По моим данным, им сейчас в Дагестане занимаются примерно 40–50 человек. Отношение к этому направлению у меня двойственное. С одной стороны, меня радует, что растет число людей, влюбленных в горы. С другой — бурный рост «дикого альпинизма» вызывает серьезную тревогу.

Дело в том, что наш спорт очень экстремальный, даже при соблюдении всех мер предосторожности при восхождениях под руководством опытных инструкторов регулярно случаются трагедии. Мировая статистика показывает, что число несчастных случаев с летальным исходом при восхождениях достигает 1%. Это очень большая цифра, с которой я полностью согласен, поскольку мне достаточно часто приходилось хоронить погибших товарищей-альпинистов. «Дикий» же альпинизм увеличивает возможность серьезных рисков в разы.

Приведу простой пример. Накануне каждого восхождения я, как и все мои коллеги, регистрируюсь на сайте МЧС. Указываю количество участников восхождения, маршрут, локацию по дням, чтобы в случае ЧП аварийные службы знали, где нас найти. И это реально работает. Несколько лет назад на одну из девушек моей группы сверху упал камень. И она без сознания повисла на веревке над пропастью. МЧС, куда мы сразу обратились, отработало блестяще. При помощи вертолета ее очень быстро спустили вниз, где уже ждал второй вертолет — медицины катастроф. В итоге девушку спасли, она полностью восстановилась, готовится снова покорять горы.

А теперь представим, что подобная ситуация произошла с «дикой» группой. Да, МЧС сделает все, чтобы оказать помощь. Но им может попросту не хватить времени, поскольку сначала эту группу в горах надо будет отыскать. И сделать это надо очень быстро, поскольку счёт обычно идет на минуты. Поэтому всякий раз, когда я слышу о появлении в горах очередной «дикой» группы, я подсознательно ожидаю плохих вестей.

Кстати, о наших контактах с МЧС хочется рассказать более подробно. Несколько лет назад рядом с селением Куруш я построил альпинистскую базу (на деньги, заработанные промышленным альпинизмом). Так вот неподалеку от меня, напротив горы Ярыдаг МЧС заканчивает строительство спасательной базы, уже идет набор специалистов из местных жителей. Это очень сложный в альпинистском плане район, так что место выбрано правильно. Кроме того, на сложных маршрутах работники МЧС забивают крюки, навешивают перила (веревки). Мы тоже занимаемся этой работой и нередко трудимся бок о бок. В итоге полностью обезопасили маршруты на Базардюзю, в планах — проведение такой же работы на Шалбуздаге.

Активно сотрудничаем с минтуризма (здесь точки соприкосновения — горные экстремальные походы и сплав по горным рекам), с министерством спорта, которое организует в Дагестане чемпионаты РФ по альпинизму. К слову, в этом плане наша республика не имеет равных в стране. Самые сложные альпинистские маршруты в России находятся в Дагестане. И не только в России, кстати. По сложности маршрутов с нами могут соперничать всего два региона планеты — Памир и горные системы Пакистана.

Взять, к примеру гору Ярыдаг. Она невысокая (4000 метров). Но ее стена, высота которой колеблется от 300 до 1300 метров, имеет категорию сложности 6-Б (выше категории в альпинизме нет). Для сравнения: более высокий Эльбрус по категории сложности — «мальчик», всего 1-Б. Накануне Нового года я принимал на своей базе гостей со всей России, от Калининграда до Красноярска. Так вот, команда Красноярска 31 декабря начала штурм стены Ярыдага. Вернулись они на базу 3 января, установив новый рекорд этой стены — 30,5 часа. Именно столько времени занял у них спуск и подъем. Предыдущий рекорд, кстати, тоже принадлежал Красноярску и составлял 48 часов.

Уверен, что наши сложные маршруты и в будущем будут привлекать в Дагестан множество альпинистов со всей России, и это неизбежно отразится на развитии нашего спорта. Собственно, такая тенденция прослеживается достаточно четко. Когда в 2016 году я открыл свою базу, ее гостями стали всего 15–20 человек. Сегодня же ежегодно ко мне приезжают до 500 альпинистов со всей страны.

Растет с каждым годом и число сертифицированных маршрутов. Если в 1979 году их было всего 8, то сегодня их число достигло уже 140. И это не только заслуга дагестанских альпинистов, хотя и мы неплохо отработали. Активно помогли нам именно приезжие альпинисты, за что им наша огромная благодарность.

Так что повторюсь: в будущее я смотрю с оптимизмом, потому что хорошо знаю — пока будут стоять горы, всегда найдутся люди, стремящиеся их покорить.

Фото автора, А. Жигалова, С. Селезневой. Гора Ярыдаг