Почему душа жива? | Журнал Дагестан

Почему душа жива?

Дата публикации: 21.03.2023

Адам Ахматукаев, г. Грозный

Юрий Шевелёв. Городские хроники История

Мой фотоархив — это история Дагестанав фотографиях, фотодокументах, или — моя биография.Ю....

7 часов назад

«Быть бдительным» Антитеррор

Накануне Дня Защитника Отечества в Музее боевой славы имени Валентины Макаровой (отдел Национального музея...

3 дня назад

«Писатели и критики общаются в основном на книжных... Литература

На Северо-Кавказский фестиваль «Тарки-Тау — 2023» в Махачкалу, помимо издательств, приехали более 30 поэтов,...

3 дня назад

Памяти Анатолия Босулаева из Кубачи Антитеррор

Анатолий Босулаев изначально не собирался быть военным. Он вырос в Кубачи, хулиганистым и боевитым совсем не...

5 дней назад

На лучистые посохи облокотясь,
Солнце зорко на землю взирает с хребта.
Совесть чуткая солнцу покоя не даст,
Если к сроку оно не воскреснет с утра.

Когда время намаза, к преддверью ворот 
Подступив, обозначит твой контур живой,
Осторожно торжественный сумрак сойдет,
Чтоб во двор молчаливый войти за тобой.

Бесконечной спиралью вступив в хоровод, 
Твоя жизнь прокрутилась виток за витком,
Так чего ожидая, у старых ворот
Ты стоишь, чуткий взгляд устремляя в проем?

Ни друзья, ни родня навестить не спешат, —
Тот ушел навсегда, этот болен, тот слаб.
Отчего же душа продолжает дышать,
Для уставшего тела обузою став?!



В горах

Вступает вечер на отроги тихих гор;
Подобно зверю, тьма крадется по пятам.
… Как тетива тугая, напряжен мой взор,
Я одиноким гостем прихожу к горам.

Ночь черным коршуном нависла надо мной —
Хозяйка хутора, где печи не горят.
Я не желаю быть ослепшим сиротой
И горы пробую отвоевать назад.

Я отбиваю опустевшие дворы —
Детьми забытое наследие отцов.
Объятый холодом полуночной поры,
Я жизнь былую возродить желаю вновь.

Глухая боль пронзает от ступней до плеч,
Терплю кровавые мозоли на руках;
Но мой огонь не в силах очаги разжечь,
Годами стынущие в брошенных горах.

Вот-вот займется он от искорки живой,
Теснясь в утробе ладно сложенной печи.
Но темень давит неосознанной виной,
И он слабеет в неприкаянной ночи.

Как на пустых дорогах стертые следы,
Он затухает, будто не было его.
А ночь уходит кромкой плачущей воды,
Меня в печали оставляя одного.

Как сирота, в душе заплачу, не таясь,
За ночью следом отпуская боль и грусть.
Но вспышка в сердце отступиться мне не даст —
В забытый горный уголок я вновь вернусь.



Дорогое мое 

На фотографии отец,
На этой — молодая мама.
А этот крохотный малец — 
Я, их ребенок младший самый.

Вот, руки мамы отпустив,
Еще неловко и несмело,
Я, на мгновение застыв,
Свой первый шаг стараюсь сделать.

А тут — с отцом. На этот раз
В руках Коран, тесьмой заложен.
Я узнаю, какой намаз
Теперь быть следующим должен.

Альбом листая, всё найду,
Что сердцу так необходимо.
Вот у источника я жду
Свиданья с девушкой любимой.

Там старики сошлись на сход;
А солнце благостно и просто,
Свой совершив круговорот,
Спускается во двор погоста…

Вот чурт отца, а рядом с ним
И мамы надмогильный камень…
Мир, где расстался с дорогим,
О, как ты беден и печален!

			Перевод с чеченского 
			          Андрея Галамаги