По чёрному листу реки | Журнал Дагестан

По чёрному листу реки

Дата публикации: 12.12.2022

Антон Ческидов, солист группы LamБОПС (г. Москва)

Дан «Салют над Невой» Культура

В Дагестане проходят праздничные мероприятия, посвященные 80-летию освобождения блокадного Ленинграда. В...

1 день назад

Грусть-печаль Литература

*** «Грусть-печаль!» – сказал сурок, Он устал и весь продрог. «Грусть-печаль!» – сказал байбак. – «Мир –...

1 день назад

Линия мастера Изобразительное искусство

В Культурно-выставочном центре Национального музея РД им. Алибека Тахо-Годи работает юбилейная...

3 дня назад

Боль моя, удушье окаянное Литература

Боль моя, удушье окаянное Родилась в Красноярске 9 декабря 1956 года. Стихи, проза, публицистика печатались в...

3 дня назад

Мне довольно часто задают вопрос: а пишете ли вы стихи?

Или только тексты для песен?

Не то чтобы этот вопрос заводил меня в тупик, однако…

Похоже, большая часть слушателей/читателей действительно принципиально разделяет эти понятия — тексты для песен и стихи.

Задумывался ли я когда-нибудь об этом? Конечно! Беда в том, что я так и не нашёл ответа. Да, вроде бы я пишу стихи, некоторые из них становятся основой для песен. И да, я пишу тексты на некие готовые рифмы и мелодии. В чём же разница?

Отчего-то сложился стереотип, будто стихи — это что-то более глубокое и, условно, более литературное. Так сказать, «чистое». А тексты… Тексты — так, дополнение к музыке, чтобы было менее скучно слушать.

Я не могу принять или не принять это утверждение. Я просто пишу. Иногда слова мои находили музыку, иногда сами становились музыкой, ибо что такое поэзия, как не музыка слов?

В некоем стереотипном каноне стихи — это высокое искусство, не нуждающееся в музыкальной «поддержке», самодостаточное и законченное явление. А текст песни — он весьма условен, ему «помогает» музыка, «усиливает» его, даёт право на жизнь. Текст песни, как правило, довольно «топорен», безыскусен и имеет вспомогательную функцию.

С этим нельзя не согласиться, но лишь отчасти. Примеров тому множество. Отечественная поп-музыка пестрит «шедеврами» наподобие «Николай, не смогу разлюбить твой ла-ли-лалай…»

Если разобрать это семантически, любой семасиолог придёт в ужас! Однако, копнув глубже, в каждом подобном экзерсисе мы можем найти что-то более глубинное, сокрытое, зашифрованное. Не настолько в лоб обухом, как «ла-ли-лалай», но всё же!

Иногда за, казалось бы, бессмысленной фразой, словом, выражением кроется что-то стоящее! Что-то, что каждый волен интерпретировать на свой лад. И — заметьте — почти всегда верно!

Глупо поэту ли, писателю ли объяснять замысел написанного. Он уже всё написал. Любые другие слова — лишние. Это какой-то хромой, нелепый оппортунизм. Если говорить что-то сверх, всё написанное теряет смысл. И да, музыка иногда «украшает» не слишком стройные строки. Однако не стоит забывать, как «расцветают» давно уже известные, даже хрестоматийные стихотворения при положении их на музыку. И тут примеров не счесть! Пушкинское «Я помню чудное мгновенье…» в музыкальном переложении Глинки, например. И Михаил Иванович явно не стремился «упростить», «принизить» великолепные стансы светоча русской поэзии.

Дело вкуса, если одной фразой…

Я пишу или писал много. Хорошего, дурного, как всякий неудовлетворённый поэт, который и поэтом-то себя не считает. Как любой нормальный поэт. Но я ещё и музыкант. Для меня вполне естественно в голове перекладывать строки на музыку. Некоторые тексты песен вполне можно назвать прикладными. Они «работают» только в связке с музыкой. Иные вполне могут существовать самостоятельно.

Повторю: для меня нет разницы — «песенный текст» или «стихотворение»! Всё это моё, и оно точно выскочило из души. Каким бы «простым» или «сложным» оно ни было.

Мне жутко повезло! (Только в русском языке может случиться такое сочетание слов!) Я уже 36 лет играю и пою в одной и той же группе. С невероятно дурацким названием LamБОПС. Да-да, именно так это и пишется! Я понимаю, что название дурацкое, но спустя 36 лет, мне кажется, поздновато менять любое имя. Это аббревиатура, не менее дурацкая: Lаборатория академического маразма Без ОПределённого Смысла.

Дурацкое-дурацкое, однако мы всегда старались следовать названию. Музыка наша крайне эклектична. Со времён основания и по сию пору мы можем в четверг сыграть на джазовом фестивале, а в пятницу на тусовке металлистов, в субботу «отбомбить» на панк-рок-тусовке, а в воскресенье сыграть сет на фестивале хиппи. И это здорово!

При этом играем мы одну и ту же программу.

И снова — мне жутко повезло! В LamБОПСе пишу тексты не только я. Пишет каждый, кто может. Не всё становится песнями, но это нормально!

Многие наши тексты, скажем так, непечатны. Но слово — вещь такая, его из песни не выкинешь!

Мы пишем о разном, по-разному и уж точно не стараемся придерживаться строгой нормы и стилистического стандарта.

Мне хотелось бы представить несколько именно песенных текстов, не стихов в прямом понимании.

Они достаточно свежи, чтобы меня не обвинили в плясках на проверенных углях.

Все они разные. Мы не любим придерживаться стилей — я говорил.

Первый текст — самый свежий. Песня была написана в преддверии гастролей в Дагестане. (Гастроль была шикарна!)

ГОЛЫЕ ТАНЦЫ

Ты не знаешь ничего,
Чего не знаю и я.
Мы готовы для любви,
Как молодая семья!

И мы готовим губы и пальцы,
Мы начинаем с тобой
Наши голые танцы
В горячем снегу!

Пульс звенит в голове,
И в животе — тра-ла-ла!
Всё, что начнётся в Москве,
Подхватит Махачкала!
Курск, Орёл, Волгоград,
Вашингтон и Бейрут!
Каждый этому рад!
В нетерпении ждут,

Когда мы приготовим
Губы и пальцы!
Когда мы с тобою начнём
Наши голые танцы
В горячем снегу!

Сто временнЫх поясов
Затянут наши тела!
Сто недошепченных слов
Заменит нам тра-ла-ла!
Когда мы начнём
Огнём улыбаться!
В этом огне каждый сможет остаться!

Не надо стесняться!
Не надо бояться!
Давайте начнём наши голые танцы
В горячем снегу!

В ГЛУБОКОМ БЕЛОМ

Мосты сомкнули свои быки,
Сложились внутрь.
По чёрному листу реки
Тёк перламутр,
Как молоко
с соседских ферм
В отлогах глины.
И в нём я плыл
И глух, и нем
Распухший, синий.
Меня качала
Рука реки,
Как пух постели.
По берегам —
Глаза тоски —
Цветки лобелий.
И алый мак,
И белый лён,
И куст сирени.
Как будто берег был влюблён
В отлоги тени.
Туман дрожал, как рваный пух,
Как хлопок спелый.
Дрожал, как вздох,
Тонул, как дух,
В глубоком белом…
В глубоком белом…

КРУШИ!

Ищешь себя
Ты в кривых отражениях,
Скован в мыслях,
Скован в движениях.
Изо дня в день  
одинаковые упражнения.
Глаза наливаются кровью,
Растёт раздражение.
Посмотри внимательнее,
Кто учит тебя жить,
Кто говорит тебе, что делать
И как любить.
У них взгляд довольный и сытый,
Они вцепляются в головы,
Как паразиты.
Они знают точно,
Где что купить,
Кого надуть,
А кому влупить.
Они с довольным видом
Вещают с экрана,
Они держат тебя
За тупого барана,
Источают приторный
Сладкий яд —
Ты под гипнозом
И не отводишь взгляд,
Ты попался на удочку гипножаб!
И ты с самого детства
Телевизионно-компьютерный раб.
Тебе плевать на прогулки,
Тебе не нужен велосипед.
Твой бог в телеящике,
Он говорит с тобой через Интернет.
Ты отчаянно ищешь выход:
Вокруг слишком много
Закрытых дверей.
Переступи через страх
И через зависимость
И всё,
Всё нахер разбей,
Расхерачь этот долбаный телеящик,
Ищи себя:
Тот, кто ищет, обрящет,
Потому что пока ты
Обычный чудила,
Замурованный в свой
Двухкомнатный панельный склеп,
С уровнем развития
И дикцией крокодила,
Перед заплёванным монитором,
Под расстроенную балалайку
Читающий пискляво
Безграмотный рэп.
Начни с себя мировую революцию —
Она в тебе!
И как это ни странно,
Ты знаешь,
Наркомания и проституция
Начинаются точно
С голубого экрана.
Ты уже вырос,
Мама не будет вытирать тебе сопли.
Все добрые мультики —
Прелюдия к моральной кастрации.
Упыри на телеэкранах
Издают смертельные вопли.
Думаешь, они люди?
Они — иллюстрация деградации.
И если не хочешь сойти в могилу
Шестидесятилетним
Здоровым тупым дебилом,
С ноги, с разворота
Монитор разбей,
Выйди на улицу
В мир людей,
Вдохни полной грудью реальную жизнь,
В которой жмут руки,
А не кнопки клавиатуры.
И будь что будет —
Переключись в режим,
Перейди на новый уровень
Духовной культуры,
Выплесни ярость свою!
Круши!!!
Круши!!!
Ведь всё сделано в Китае,
Кроме души...