Ахтынский поход 1848 года в лицах | Журнал Дагестан

Ахтынский поход 1848 года в лицах

Дата публикации: 13.03.2023

Шахбан Гапизов, кандидат исторических наук

Дни моей жизни История

В архиве Цахая из Хури мы обнаружили записи на лакском языке — воспоминания о своей жизни под названием «Дни...

17 часов назад

Годекан журнала «Дагестан» Кунацкая

Вчера, 2 марта в Махачкале, в историческом парке «Россия – моя история» прошла презентация литературных и...

1 день назад

Цахай Цахаев из Хури История

В мировой литературе встречаются самые разные письменные произведения (научные, поэтические и др.),...

3 дня назад

«Cofee-Jazz» Культура

Ко Дню защитника Отечества дагестанская филармония подготовила слушателям сюрприз — новую концертную...

3 дня назад

Мухаммаднаби из Ахты

Ахтынское общество в 1840-е годы делилось условно на две партии — сторонников Имамата и поддерживавших царские войска. Последнюю группу представляли Мирза-Али ал-Ахти и около 40 знатных ахтынских семей, другую — молодежь и представители исламской интеллектуальной среды, среди которых выделялись ученый-богослов Мухаммаднаби ал-Ахти и поэт Али ар-Рухуни (ум. 1850/51).

Рис. Г. Гагарина «Ахтынский милиционер»

В 1848 г. по просьбе ахтынцев во главе с Мухаммаднаби состоялся знаменитый Ахтынский поход имама Шамиля. Основное войско из долины Тленсеруха (Чародинский район) двинулось 5 сентября на Рутул и Ахты. К 12 сентября вся территория, ныне входящая в состав Рутульского района, была занята войсками Имамата. 13 числа они заняли Ахты, жители которого встретили войска Шамиля и подступили к крепости, построенной в 1839 г. рядом с Ахты царскими войсками. Окружив крепость, войска Имамата начали её штурм, одновременно ведя обстрел из 4 пушек. Активное участие в штурме крепости приняли ахтынцы и рутульцы. В ходе артобстрела Яхья-хаджи из Чиркея попал в пороховой склад, разрушив вместе с тем и часть крепостной стены. Солдатам удалось заделать брешь в стене. Тогда был сделан подкоп под другую стену, заложен и подорван порох, часть стены рухнула.

Казалось, что крепость взята, однако с севера появился генерал Аргутинский со своим отрядом. Оставшись для осады крепости, Шамиль отправил остальное войско во главе с Даниял-беком и Хаджимурадом против отряда Аргутинского. Когда войска встретились в долине Самура, ниже Мискинджи, по приказу Аргутинского начался обстрел из 4-х горных орудий и 10 ракетных станков. В ходе разгоревшегося сражения войска Имамата потерпели поражение и вынуждены были снять осаду Ахтынской крепости и отступить в Тленсерух.

Тогда же в Тленсерух двинулись несколько десятков ахтынских мухаджиров, т. е. переселенцев на земли Имамата во главе с Мухаммаднаби Ахтынским. Они обосновались на хуторе Цуриб (ныне — административный центр Чародинского района) и прожили там 11 лет (1848–1859 гг.). Первое время мухаджиры в основном занимались разведывательной деятельностью и, согласно Абдурахману Газикумухскому, «нападали на почту, которая перевозила русскую казну». Позднее, в 1850-х гг., согласно этому же автору, имам Шамиль пригласил Мухаммаднаби к себе в Дарго и назначил преподавателем мадраса в столице Имамата и помощником местного кадия. После окончания войны все мухаджиры вернулись в родные селения. Не стал исключением и Мухаммаднаби Ахтынский. Дальнейшая его судьба, к сожалению, неизвестна.

Мирза-Али из Ахты

Намного лучше можно проследить жизненный путь его оппонента — Мирза-Али ал-Ахти. Известно, что он учился у Саида ал-Харакани (ум. 1834), Саида аш-Шинази, Саида ал-Хачмази, Мухаррама ал-Ахти (XVIII в.) и Мухаммада ал-Йараги (ум. 1838). Получив традиционное образование, занимал должность кадия и преподавателя Ахтынского мадраса, где обучал догматике, логике, философии, арифметике и астрономии. Среди его учеников выделялись Хасан Алкадари (ум. 1910), Абд ар-Рахман ал-Ахти и Ага-Мирза ал-Каани (ум. 1879/80). Мирза-Али ал-Ахти писал произведения и стихи на арабском, персидском и тюркском языках. Несколько его касыд посвящено Сурхай-хану II (ум. 1827).

Мирза-Али ал-Ахты

Во время событий 1848 г. Мирза-Али и некоторые беки в спешке укрылись за стенами Ахтынской крепости. После того как положение в крепости стало критическим, капитан, принявший руководство обороны вместо раненого коменданта Федора Рота (лифляндский немец Йоханн-Фридрих фон Ротт; 1793–1880), предложил взорвать крепость, если горцам удастся ворваться в неё. Гарнизон согласился, однако ахтынцы во главе с Мирза-Али попросили выпустить их из крепости. При выходе он был арестован и в качестве «отступника» направлен в крепость селения Ириб (ныне в Чародинском районе). Сведения о пленении Мирза-Али содержатся в «Антологии дагестанской поэзии на арабском языке», составленной Мансуром Гайдарбековым (1907–1987) из сел. Геничутль. Просидел Мирза-Али в заключении около года и был отпущен в конце 1849 или начале 1850 года.

Хасан Алкадари (1834–1910), будучи учеником Мирза-Али, пишет, что последний рассказывал им после возвращения обстоятельства своего пленения: «Что же касается меня, то я тоже был из тех, которые спаслись в крепости. Но дела обернулись иначе. Генерал из г. Темир-Хан-Шура опоздал с подкреплением. Тогда я не выдержал, вышел из крепости и присоединился к имаму, надеясь, что простит меня за то, что я был у русских, и оставит меня и мою семью в покое, уважая хотя бы мой старческий возраст. Но имам меня с презрением арестовал и отправил пешком из сел. Ахты в Аварию с очень грубым конвоиром. Там я остался в тюрьме больше года в очень трудных условиях до тех пор, пока не отпустили нас взамен муридов, находящихся в плену у русских».

Из заключения он писал очень эмоциональные касыды, которые получили распространение в ученых кругах Имамата. На них ответили в стихах Мухаммадтахир ал-Карахи и чеченец, руководитель инженерно-строительных работ в Имамате Хаджи-Йусуф ал-Алди, ал-Мисри. Последний обвинил Мирза-Али в том, что тот находился на стороне «завоевателей и иноверцев», посвящая свои «изящные и красноречивые стихи, которых достойны только пророки и святые, прославлению командующего Воронцова».

Умер Мирза-Али в 1275 году хиджры (с 10 августа 1858 г. по 30 июля 1859 г.) уже в преклонном возрасте. Его могила расположена на кладбище верхнего квартала Гюнейской стороны Ахты (кладбище «Гюней сурар» по пути в сел. Рутул).