Сокращение кадра | Журнал Дагестан

Сокращение кадра

Дата публикации: 10.10.2023

Ахмедхан Кишов

Когда боль в душе не тает Культура

Тает вечный снег, бывает,Тает вечный снег, бывает,Речкой с гор бежит.Боль в груди моей не тает,Боль в душе моей...

3 дня назад

Скала Литература

Он смотрел на солнце не щурясь. Он смотрел на него глазами, что как два раскалённых угля. Скальным воронам не...

3 дня назад

Мастер-класс Ирины Черновой Культура

В столице Дагестана продолжается XVII Международный музыкальный фестиваль «Порт-Петровские...

4 дня назад

Если бы портреты заговорили… История

Красавица Нана-ханум принадлежала к известному далеко за пределами Дагестана и России роду Сурхай-хана...

4 дня назад

«Что-то надо делать, но как, но кого?» — размышлял Руслан Тимурович, размашисто шагая по устланным мягкими коврами коридорам министерства. Ковры выбирал он лично. Министра раздражали звуки шагов в коридоре, и Руслан Тимурович подсуетился. Себя он, естественно, не обидел, но главное, что министр остался доволен и даже похвалил его.

С тех пор на душе у Руслана Тимуровича было спокойно. До сегодняшнего дня. Нет, министр не устроил ему разнос и не выставил невыполнимое требование. Он просто проинформировал: есть установка — провести пятипроцентное сокращение кадров. Руслан Тимурович немедленно отправился в свой отдел.

Отдел жил привычной жизнью. Заринка и Маринка как обычно сплетничали, усевшись за один стол в кабинете. Монитор был сдвинут в сторону, его место занимали дымящиеся чашки чая. Вазочка конфет дополняла картину.

— Русланчик, чаю будешь? — оживилась Маринка.

— У нас конфетки новые, вкусные, — добавила Заринка.

— Иди к нам, сладкий, — пропели они уже вместе.

«Нет, этих увольнять нельзя» — подумал Руслан Тимурович.

Заринка и Маринка были его пассиями, сдружились они тоже на этой волне. Другие работницы отдела приятельниц избегали, так как попали в отдел благодаря родственным связям.

Руслан Тимурович, отмахнувшись, отправился дальше по отделу. Кабинеты были открыты и пусты, хотя голоса слышались. Всех обитателей этих кабинетов он обнаружил у Луизы, старшего специалиста министерства и по совместительству двоюродной сестры начальника управления правительства. Она, как всегда, устроила в своем кабинете барахолку: продавала привезенные на продажу шмотки. Собравшиеся не обратили на Руслана Тимуровича никакого внимания, оживленно торгуясь с Луизой.

Руслан Тимурович, почесав затылок, отправился далее. Через кабинет он обнаружил Арсена, ведущего специалиста отдела, своего троюродного брата. Арсен, в отличие от всех остальных, сидел за компьютером. Руслан Тимурович, подойдя ближе, заглянул в монитор. На экране красовался пасьянс.

— Арсюха, ты вообще работаешь когда-нибудь? — улыбнулся Руслан Тимурович.

— Да чё, какие проблемы? — вопросом на вопрос ответил Арсен.

— Где остальные, кстати? — Руслан Тимурович бросил взгляд в кабинет напротив, дверь которого тоже была распахнута.

— Да так, — Арсен опять уткнулся в монитор, — кто где, своя суета.

— Бездельники! — рявкнул Руслан Тимурович.

— Начальника включил? — хмыкнул Арсен. — На кого голос поднимаешь?

— А квартальный отчет кто будет делать? — возмутился было Руслан Тимурович.

— Да Артурка же давно всё сделал, — отмахнулся Арсен.

— Артурка, ах да-а! — воскликнул Руслан Тимурович. — Это тот, что в маленьком кабинете без окна сидит?

— Да, тот самый.

Артур был единственным работником отдела, не связанным родственными или личными связями с кем-либо. О его существовании Руслан Тимурович давно забыл. Вернее будет сказать, что он о нём и не знал — сидит там где-то в своей каморке.

Артур был неудачником. Так уж сложилось, и все вокруг с этим соглашались. Жена, дети, коллеги, друзья. Да и он сам не возражал. Как тут возразишь, с его-то зарплатой. Или, как подшучивала жена, зряплатой. Конечно, работал он в министерстве. И далеко не дворником. Специалистом первого класса, и, естественно, зарплата у него была минимальна, обязанностей имел выше головы. Он работал за весь отдел, не имея при этом даже призрачных надежд на повышение. Наоборот, другие сотрудники нередко угрожали ему увольнением, когда он не укладывался в сроки сдачи отчетов и остальной бюрократической работы.

Радостный Руслан Тимурович быстрым шагом направился к начальнику отдела кадров. Найти личное дело Артура стоило некоторых нервов, так как он не помнил его фамилию.

— Оформляй на увольнение, — с облегчением вздохнул он, как только заветная папочка была найдена.

— А чей он? — поинтересовался начальник отдела кадров. — Вроде давно работает.

— Да ничей, — хохотнул Руслан Тимурович, — сам не понимаю, зачем чужой в отделе столько времени сидел.

— По собственному желанию оформлять?

— По какому хочешь, твои проблемы.

***

— Проверка едет. Оттуда, — многозначительно подняв указательный палец кверху, произнес министр, — смотри, чтобы всё было четко.

— Не подкачаем, — улыбнулся Руслан Тимурович.

— Сам понимаешь, везде сокращения, — вздохнул министр, — надо оптимизировать отделы.

— Куда там оптимизировать? — вырвалось у Руслана Тимуровича. — У меня все специалисты нужные, все на своих местах.

— Я не сказал «сотрудников отдела», — без тени улыбки проговорил министр, — один отдел будет полностью упразднен, включая начальника. Так что не подкачай.

За прошедшие месяцы Руслан Тимурович расслабился и редко появлялся у себя в отделе. Да и не до этого было: свадьбы, дни рождения, отдых, бизнес. Но теперь появилась необходимость зайти, убедиться, что всё в порядке. Потребовать, чтобы во время проверки все присутствовали на рабочих местах, да и самому, видимо, придется посидеть пару дней в кабинете. В принципе, Руслан Тимурович особо не волновался, все свои — не подведут. Лишнего не скажут.

В отделе всё было по-старому, работники занимались своими делами: пили чай, сплетничали, играли в игры, торговали. Половины как обычно не было на месте.

— Так, проверка идет! — громогласно объявил Руслан Тимурович. — Всем заняться работой.

— Русик, мы и так постоянно работаем, совсем тебя не видим, — обиженным голосом затараторила Заринка.

— Позвоните всем, кого нет, — не обращая внимания на Заринку, отчеканил Руслан Тимурович, — все должны быть на своих местах.

— Достали, блин! — воскликнула Луиза. — Мне в другой отдел с товаром надо.

— И все отчеты должны быть в идеале! — не успокаивался Руслан Тимурович.

В отделе повисла напряженная тишина. Все как-то одновременно замолчали и даже замерли. Руслан Тимурович осекся.

— Так это… Артурки ведь нет, — решился прервать тишину Арсен.

— И что? — удивился Руслан Тимурович.

— Как нет? — испуганно пролепетала Маринка. — Он же всё писал тут.

— Я-то думаю, чего его не видно, — всплеснула руками Луиза.

— Короче, — Руслан Тимурович начинал злиться, — если что, уволю.

— Ты это кого собрался увольнять? — возмутилась Луиза. — Вот расскажу я кому надо!

— Мы не можем ничего написать, — еле слышно произнес Арсен, — тем более для проверяющих.

— О чем вы думали? — голос Руслана Тимуровича задрожал.

— Я это… Думал, другого работягу найдешь, — пролепетал Арсен.

— А я думала, за ум человек взялся, дела делает, — послышался возмущенный голос Маринки, — а он то из кабинета не выходил, всё в монитор глядел, как наркоман, то нет его, исчез, понимаешь, козлина.

Теперь Руслан Тимурович осознал, что попал в безвыходное положение. Ноги стали ватными, на лбу выступил пот. В министерство едут проверяющие, а весь его отдел ничего не понимает в работе. Впрочем, как и он сам. А единственного знающего специалиста он уже три месяца как уволил. Не подумал. Но ведь никого другого он уволить не мог. Разве только Заринку или Маринку. Нет, нет. Такая была бы истерика. Такой скандал. До жены бы дошло, тогда хана. Вот недавно сделал Заринку специалистом высшей категории, так Маринка такую истерику закатила, тоже захотела.

— Может, ему позвонить? — предложил Арсен.

— Да, да, — вновь послышался голос Маринки, — пусть этот козлина свою работу выполняет. Мы что, обязаны тут эти отчеты писать?!

— Это теперь не его работа, — попытался было возразить Арсен, но его никто не слушал.

Все начали искать номер Артура, проклиная его при этом. Как назло, номера ни у кого не оказалось. Взмыленный Руслан Тимурович, позабыв о субординации, лично сбегал в отдел кадров, где нашел-таки номер. Прибежав обратно, Руслан Тимурович принялся звонить. Все собрались у неплотно прикрытой двери кабинета Руслана Тимуровича, не желая пропускать ни слова.

— Эй, как там тебя, Артурка, бегом сюда! — даже не поздоровавшись, сбивающимся голосом закричал Руслан Тимурович.

Что говорил Артур, никто не знал, но в ответ Руслан Тимурович разразился еще более гневным возгласом:

— Ты чё, недопонял? Отчет писать сюда быстро!

В звенящей тишине, повисшей в отделе, был слышен голос Артура, но что-либо разобрать было всё так же невозможно.

Через некоторое время Руслан Тимурович, пробормотав «Да я тебя!», появился в дверях кабинета. На нем не было лица. Маринка, забежав в кабинет, заботливо пододвинула ему кресло, куда он, обессиленный, плюхнулся.

— Миллион требует, — запричитал Руслан Тимурович, — я у вас теперь не работаю, говорит. А отчет готов у него, сука-а-а… — ответил он на молчаливый вопрос собравшихся.

Собравшиеся ахнули, посыпались возмущенные возгласы. Проклятья постепенно сменились более спокойными рассуждениями. Сотрудники отдела полагали, что как человек свободный он вправе назначать цену за свою работу. Некоторые даже пришли к выводу, что Артур взялся за ум. Постепенно все разбрелись по кабинетам, отдел зажил своей привычной жизнью. Только Руслан Тимурович так и сидел в кресле, размышляя, что для него важнее: должность или деньги.


Литературный редактор Ева Реген

Иллюстрация: Igor Żakowski