Смыслы и настроения поэзии Руслана Башаева | Журнал Дагестан

Смыслы и настроения поэзии Руслана Башаева

Дата публикации: 11.01.2022

Миясат Муслимова, поэт, переводчик, Председатель ДО Союза российских писателей

Дан «Салют над Невой» Культура

В Дагестане проходят праздничные мероприятия, посвященные 80-летию освобождения блокадного Ленинграда. В...

1 день назад

Грусть-печаль Литература

*** «Грусть-печаль!» – сказал сурок, Он устал и весь продрог. «Грусть-печаль!» – сказал байбак. – «Мир –...

1 день назад

Линия мастера Изобразительное искусство

В Культурно-выставочном центре Национального музея РД им. Алибека Тахо-Годи работает юбилейная...

3 дня назад

Боль моя, удушье окаянное Литература

Боль моя, удушье окаянное Родилась в Красноярске 9 декабря 1956 года. Стихи, проза, публицистика печатались в...

3 дня назад

«Маленькая и великая Лакия – земля моих отцов и предков. Жажда Родины никогда не утолима. Многое на моей родине сегодня печально, непоправимо исковеркано, многое невозвратно утеряно. Но от этого нисколько не слабеет тоска, нисколько не убывает желание боготворить ее и быть вечным слугой ее судьбы и истории».

Руслан Башаев

Вот и закончен труд по переводу 99 стихотворений лакского поэта Руслана Башаева. Изумительный поэт, автор книги «Каменные звёзды родины моей» (2007 г.), он посвятил каждому селу, исчезнувшему и еще здравствующему, сонет: «На удивление, количество аулов, составляющих всю нацию лакского народа, совпало со священным числом 99: столько эпитетов существует в священном наборе обращений к имени Великого Аллаха, поэтому и янтарные четки в руках верующего мусульманина имеют 99 камней».

Руслан – поэт, переводчик, редактор лакской газеты «Илчи», уроженец села Караша, но о каждом селе он написал как истинно любящий сын, ибо родина священна и как точка отсчета твоей жизни на малом пространстве, и как все расширяющееся со временем понимание родства с народом и страной. Как человек, которому не посчастливилось изучать родной язык во всей его полноте, я для перевода обратилась к переводу, сделанному самим Русланом на русский язык и к оригиналам.

13 лет я не обращалась к переводам, несмотря на просьбу поэта, потому что его перевод был так поэтичен и глубок, что не требовал другого переложения, на мой взгляд. Руслан о своих переводах написал: «Это не перевод в обычном его смысле. Это не подстрочники, иногда практикуемые для широкой публики. Хотите, назовите это вольным переложением, определите это как попытку перевода смыслов и настроений. Скорее всего, это и то, и другое, и третье, и ещё что-то, чего я и сам не смогу до конца объяснить. Но делая это, ваш покорный слуга прежде всего исходил из того, что перевод поэзии от одного языкового состояния в другое – это в лучшем случае добросовестная облицовка».

Книга Руслана Башаева – памятник селам своего народа, памятник народу, это завещание новым поколениям любви к своим истокам, это образец благоговейной и трепетной любви, это и гимн, и реквием, и тончайшая лирика, за которой – страстный призыв. Это голос крови и совести. Это святой долг как высшая форма любви.

Руслан приводит высказывание этнографа-путешественника Н.И. Воронова, сказавшего 150 лет тому назад о Дагестане: «Страна эта представляет замечательный в высшей степени своеобразный мир, и в общих чертах, и в мелочах, сложившийся по одной мерке, по одному идеалу, так что не будет натяжкой приписать ему обладание своего рода цивилизацией, которой внешнею отличительною чертой служит искусство в горном домостроительстве, понимая последнее в самом обширном значении, т.е. как в отношении устройства частного жилья, так и в отношении частного и общественного распорядка, обусловливаемого требованиям горной архитектуры».

«Сегодня мы, образованные, гордые и мудрые горцы земли Дагестана двадцатого, уже двадцать первого века, этого как бы не замечаем, – продолжает Руслан, – не придаем этому сотой доли должного значения. Поэтому старинные архитектурные памятники горцев один за другим превращаются сначала в груду красивейших тесаных камней, затем – в нескончаемую пустоту».

Как часто мы не слышим поэтов при жизни! Труд Руслана обращён и к нам, и к нашим детям, и ко всем людям на Земле.

Переводя и подыскивая фотографии сел, я так часто хотела, чтобы села всех наших народов были так же увековечены и в стихах. Аварские, кумыкские, даргинские, лезгинские, цахурские – все, все. Я рада, что за такую задачу взялся Фазил Дашлай, рожденный в рутульском селе. Наша земля, наши села, наши камни ждут к себе бережного отношения, памяти, нашего труда, они сформировали генетически переданные нам этические нормы великих предков. Поклонимся каждому камню, каждому имени…

Руслан Башаев, поэт, гл. редактор газеты на лакском языке «Илчи»

Миясат Муслимова, литературный перевод
Камаша

Из-за Караша в сакли Камаша
Льется алым светом ранняя заря,
Из-за Камаша в окна Караша
Шлет свои приветы поздняя заря…
И душе поется ясно и светло,
Как увижу блики на холме Харай.
Выплывает к солнцу древнее село,
Тихая мелодия – мой родимый край.
О закат печальный в окнах Камаша,
Лучезарный отблеск вечного огня!
Пусть продлится счастье и поет душа
Над слияньем ночи и сиянья дня.
Наш отчий дом, мы лишь тобой богаты,
Всходи и восхищай рассветы и закаты 

Подстрочный перевод
Камаша


Из-за Караша в сакли Камаша
Лучами тычется утренняя заря.
Из-за Камаша в окна Караша
Льет свет вечерняя заря.
Когда взору в рассветных лучах
Привидится Холм-Харай*,
Просится сердце из груди,
Просится песни мотив.
О аул, пребывающий в моем окне -
Свет прощальный, свет прекрасный,
Продлись еще, продлись над счастьем -
В слиянии света звезды и зари.
О Камаша, восходи в моем окне,
Восхищай восходы и закаты.

*Холм-Харай – название местности, буквально: холм над плечами.
Миясат Муслимова, литературный перевод
Хосрех

Иду в село фиалковым раздольем,
Тропинками лугов в отцовский рай.
Кудрявится горох над белым полем, 
Узорчатый трепещет чалагай.
Богаты горцы мудростью заветов -
Не дай иссякнуть им, родной Хосрех!
Не оставляй плач скрипки безответным –
Грусть Наврузи божественна для всех.
Не искази, не остуди и ноту
На повороте судеб, на ветрах,
И пусть звучит, не дрогнув ни на йоту,
Поэзия долины Тутурах.
Хосрех, духовного начала властелин,
Да будет дом наш крепок и един!

Подстрочный перевод 
Хосрех

Над гороховым полем кудри вьются,
Над фиалковым лугом плещется чалагай*.
В горном ауле дороги отцов заветы.
Заветы у горцев не иссякнут никогда.
Заветного много в тебе, Хосрех.
На изломах судьбы эстафету убереги.
Звук божественной скрипки Наврузи**
Не искажай на ветру, не остуди.
Разносится эхом над ущельями
Поэзией колышущийся Тутурах.***
Под музыкой Родины извиваясь,
Разбиваются склонов зеркала.
О Хосрех, духовного начала властелин,
Пусть Бог поможет сберечь твое лицо.

*Чалагай – головной убор (платок) горянки.
*Наврузи – название местности, не переводится.
*Тутурах – название местности, буквально: долина цветов.
Миясат Муслимова, литературный перевод
Цовкра-2

Лишь окину взглядом дол с вершины -
Вновь я очарованный певец:
В нежности лугов невыразимой
Несказанно светел жеребец
В легкой дымке призрачных туманов
Как твои нагорья мне близки,
О Цовкра, – цветами, ветром ткано
Из созвучий камня и реки.
Свет восходит и восходят тени,
Ввысь уходят рощи по холмам, 
И снопы алеют в изумленье,
Сакли уплывают к облакам.
В песнях мира лучшая строка –
Всходит к небу царственно Цовкра!

Подстрочный перевод 
Цовкра-2


Лишь окину взглядом дол с вершины –
Совершается в сердце ритуал.
Невыразимо нежен луг туманный,
Несказанно светел в тумане жеребец,
Неотразимо прекрасен аул вдали,
Сотворенный из немыслимых созвучий.
Из созвучий цветов и ветра,
Из созвучий реки и камня.
Восходит свет и восходят тени.
Восходят над холмами рощи,
Пламенеют снопы по жнивью.
Плывут сакли под облаками.
Восходит над моими строками
Восхитительный аул Цовкра.