Скелеты Ибрагимхалила Супьянова | Журнал Дагестан

Скелеты Ибрагимхалила Супьянова

Дата публикации: 22.06.2022

Ибрагимхалил Супьянов

Дан «Салют над Невой» Культура

В Дагестане проходят праздничные мероприятия, посвященные 80-летию освобождения блокадного Ленинграда. В...

1 день назад

Грусть-печаль Литература

*** «Грусть-печаль!» – сказал сурок, Он устал и весь продрог. «Грусть-печаль!» – сказал байбак. – «Мир –...

1 день назад

Линия мастера Изобразительное искусство

В Культурно-выставочном центре Национального музея РД им. Алибека Тахо-Годи работает юбилейная...

3 дня назад

Боль моя, удушье окаянное Литература

Боль моя, удушье окаянное Родилась в Красноярске 9 декабря 1956 года. Стихи, проза, публицистика печатались в...

3 дня назад

24 марта в галерее Дома поэзии открылась концептуальная выставка Ибрагимхалила Супьянова «Скелет», осуществлённая совместно с Музеем Махачкалы к 70-летнему юбилею художника.

В экспозицию вошли инсталляции из дерева, созданные с 2000 по 2020 год, видео и тексты — стихи художника представлены в сборнике «Снег на полях страниц стареет быстро».

С разрешения автора публикуем небольшую подборку из сборника.

***
Не хочу, чтобы оттачивался мой 
текст, а хочу, чтобы он зарастал, как 
зарастает корабль, затонувший на 
дне океана. Хочу, чтобы ржавел и
приобретал странные формы.
***
Упал камень в пруд,
Не исторгая звук.
В момент падения вода
Даёт камням имена,
Трафарет объятий для повторений.
Как пыль в воде,
Не узнаваемы мы себе,
Пока не обнимут нас,
Называя имена.

***
Кто нарисовал войне ноги?
Кто нарисовал войне руки?
И кто забыл нарисовать сердце и свет?
Почему не выпали хищные зубы?!

***
То, что я цветом залил бумагу, ей
недостаточно этого. Просит скрыто,
чтобы я говорил с ней. Оттого, что
пещеры и склоны оврага заполнили
овечьи стада, недостаточно ей. Она
эхо жаждет в разговоре со мной.
***
Мост, уняв озноб,
От глотка до глотка
Вытягивает горечь
Болью цветенья.
Это горсть улетевших бабочек,
Пропажа горькой соли в саже.
***
Вижу опасность — быть для души
Ничем. И не в состоянии ускользнуть
в «никуда». Стою на самом ветренном 
поле. Прогибая макушки камыша,
высунулась душа. Выстрелила! Замертво
упавший, я стал простой водой, кото-
рая, когда поднимается в пар, говорят — 
дышит. Когда течет, говорят — живёт.