Салам, Абхазия | Журнал Дагестан

Салам, Абхазия

Дата публикации: 26.05.2022

Дан «Салют над Невой» Культура

В Дагестане проходят праздничные мероприятия, посвященные 80-летию освобождения блокадного Ленинграда. В...

1 день назад

Грусть-печаль Литература

*** «Грусть-печаль!» – сказал сурок, Он устал и весь продрог. «Грусть-печаль!» – сказал байбак. – «Мир –...

1 день назад

Линия мастера Изобразительное искусство

В Культурно-выставочном центре Национального музея РД им. Алибека Тахо-Годи работает юбилейная...

3 дня назад

Боль моя, удушье окаянное Литература

Боль моя, удушье окаянное Родилась в Красноярске 9 декабря 1956 года. Стихи, проза, публицистика печатались в...

3 дня назад

Журнал «Дагестан» вместе с вами отправляется в литературное путешествие по городам и весям.
В этом номере мы представляем произведения абхазских писателей:
Благодарим за содействие Дагестанское отделение Союза российских писателей.
Материалы для публикации предоставил поэт и переводчик Владимир Зантариа.

* * *

Народному поэту Абхазии

Дмитрию Гулиа

Мой добрый хозяин, проститься позволь,
Тебе поклониться за хлеб и за соль,
Мой старший кунак, как отец, разреши
Тебя по-сыновьи обнять от души
За взгляд твой, исполненный к людям любви,
За добрые, мудрые руки твои!
Я жму твою руку, поэт дорогой!
Впервые ты вывел вот этой рукой
Абхазский алфавит — чтоб буквы цвели
И пели о солнце абхазской земли.
Девятый десяток — без малого век — 
Живёшь ты, красивой души человек!
Хоть был я недолго в абхазском краю,
В глазах твоих видел всю землю твою:
Сухумского неба разлёт голубой
И солнечным полднем зажжённый прибой...
И вот, в Дагестан возвращаясь опять,
Хочу на прощанье тебе пожелать:
Пусть в дом твой дороги не знает беда,
Пусть друг на пороге стучится всегда,
И пусть не посмеет встревожить твой сон
Недоброе карканье чёрных ворон.
Пусть щедро горит в твоём доме очаг,
Пусть пламя не гаснет в стихах и в очах!
Пусть гордо усы твои кверху глядят,
Закручены лихо — как годы назад!
Пускай не сползёт по морщинам слеза,
Пусть зорче, чем в юности, видят глаза!
Кунак дорогой, как отец, разреши
Тебя на прощанье обнять от души,
А дома тебя, мой любимый поэт,
Напомнит не раз мне отцовский портрет.

                                                                                                                            Расул Гамзатов

………………………………………………………………………….

Баграт Шинкуба,

народный поэт Абхазии

* * *
— Какой из дней отметить лучшей меткой? —
Я к старости пришел с нелепым страхом…
Сухая ветвь, с сырой столкнувшись веткой,
Срывается и опадает прахом.

Лишь к старости нашел такой ответ я,
Сквозь жизнь дойдя до истины с трудом:
— Одолевают ветку не соцветья —
Плоды, что перегнут потом…


                                                                                                                Перевод Д.Чачхалиа

* * *

«Скажи мне, гость, каков твой край?
Нет, говорят, милее края!
Его красоты передай
Все до одной, не пропуская!»

«Красу отчизны описать —
Создать сложнейший из портретов!
Коль это было б мне под стать,
Я звался б лучшим из поэтов!»

                                                                                                                Перевод Юлии Нейман

* * *

Члоу*, Члоу, дней моих начало,
Юношеской песни колыбель.
Здесь впервые песня прозвучала,
И пошла она шагать отсель.

Ты лежишь передо мною, Члоу,
Над тобой — спокойная луна.
Я пишу, иду от слова к слову
Около раскрытого окна.

Во главе с Ерцаху* наши горы
Подошли, приблизились к окну,
Строгие в меня вперили взоры,
Словно ждут, пока я отдохну.

Эти взоры душу будоражат.
Горы смотрят на меня в упор,
Верю я, они мне правду скажут,
И я слышу голос гордых гор:

— Так ли, как у нас в горах потоки,
Думы у поэта широки?
Так ли у тебя прозрачны строки,
Как у нас прозрачны родники?

Как Ерцаху снежная вершина,
Высока ли участь слов твоих?
С песней гор звенит ли воедино
В сердце у тебя созревший стих?

                                                                                                            Перевод Семёна Липкина

……………………………………….

*Члоу — родное село поэта
*Ерцаху — абхазское название Эльбруса

……………………………………………………………………….

Иван Тарба,

народный поэт Абхазии

* * *

Но слова волнующие эти
Так, как в первый раз, не прозвучат.

Я живу, тех слов не повторяя,
Первый взлет их бережно храня:
Ты прочтешь в глазах моих, родная,
Все, что хочешь слышать от меня.

Что слова?.. Прошли и отзвенели.
А любовь по-прежнему светла.
В сердце мне глядела?
Неужели
Там себя заметить не смогла?!

                                                                                                                  Перевод В. Дубровина

* * *

Одни из нас живут в горах,
Другие возле моря.
Одним вверху неведом страх,
Другие с бурей спорят.

Живем ли мы в родном селе,
У норда или веста —
Без человека на земле
Мертво любое место.

                                                                                                    Перевод Андрея Дементьева

Под ивами Пхеньяна
Читаю по-абхазски

К трибуне я иду не без опаски.
Внимательны корейцы и тихи.
А я стихи читаю по-абхазски,
Как будто я читаю не стихи,
А водопадов гул и грохот моря,
Стук топоров, гудение пиров,
Рев тракторов, и шелесты нагорий,
И тихий треск пастушеских костров.
Язык абхазский, здесь, в стране далекой.
Пришел ты вновь на помощь, как отец.
Ты в моей жизни — горная дорога
К вершинам человеческих сердец.
Дыша аджикой и морскою солью
И Гумистой* взволнованной дыша,
Звучит, насквозь просвечен горным солнцем,
Язык мой — моя совесть и душа.
Читаю я. Не надо перевода!
Забыл я свой первоначальный страх.
Язык гортанный моего народа
Звучит в Корее на моих устах.
Язык абхазский, зелен ты и снежен.
Мой стих, ты будь достоин языка,
Который дал тебе такую свежесть,
Как свежесть утра или родника!
Я вижу гор далеких очертанья.
Мой голос из Кореи слышен там
Сухумским пальмам, лозам Ачандары,
Пицундским соснам, смуглым рыбакам.
Корейцы смотрят добрыми глазами.
В сердца стучусь я, как в дома друзей...
Так я в Корее выдержал экзамен
На языке Абхазии моей.

                                                                                        Перевод Евгения Евтушенко

* Гумиста — река в Абхазии.

……………………………………………………………………….

Мушни Ласуриа,

народный поэт Абхазии

Форель и соловей

Форель влюбилась в соловья —
Легенда есть такая.
И соловей, ее любя,
Пел, горло разрывая.
Средь нависающих ветвей,
Роняя в воду звуки,
Пел над рекою соловей
Серебряной подруге.
В воде форель горит огнем,
А соловей в чащобе
Зовет подругу над ручьем
В неистовом захлёбе.
И не смолкает эта трель
Любовного влеченья.
И, слушая ее, форель
Стоит против теченья.
Форель плеснётся из волны,
Вспорхнет певец в чащобе,
Но между ними две стены —
Непроходимы обе.
Форель плеснется из воды,
Чтобы прижаться к другу,
Вода и воздух — две среды,
Враждебные друг другу.
Сильнее счастья жаркий хмель
Любовного томленья,
Коль, слушая певца, форель
Стоит против теченья.

                                                                                                        Перевод Фазиля Искандера
Шелковый дом

Шелкопряд своим тихим был занят трудом,
Шелкопряд поднимался все выше…
И когда себе  шелковый выстроил дом,
Молча умер —
Никто не услышал…

Не увидел никто, куда он ушёл…
Даже дома не стало —
Один только шёлк…

                                                                                                 Перевод Анатолия Передреева
 

Смерть камня

Вы видели, как умирает камень?
В горах однажды, расшатав руками,
Большой валун я вытолкнул с обрыва.
Не знаю почему… Сперва лениво
Перевернулся он, как бы ворча…

Потом пошел по склону, грохоча,
Быстрей, быстрей! Нелепым, грузным скоком,
То шлепаясь плашмя, то зарываясь боком,
То рев, то стон, то болевые взвизги
Неслись по склону. Каменные брызги
Отщёлкивались, щёлкали, взлетали
И, отставая, прахом оседали.

Он мчался с ревом окровавленного зверя,
Уже не в жизнь, в одно возмездье веря,
Крошилось тело — сыпалось, кололось,
И наконец, остался только голос!

И тот замолк… Ни грохота, ни стона,
Зарылся и затих в кустах рододендрона.
Я дальше шёл и озирался поминутно
На глыбы, нависающие смутно.

                                                                                                        Перевод Фазиля Искандера

……………………………………………………………………..

Геннадий Аламиа,

народный поэт Абхазии

* * *

Среди зимы
Вдруг в тебя
Поселилось тепло:
В освещенную солнцем
Переднюю дверь мира
Огромного здания
Вошел человек.

В летний зной
Твое сердце
Пронизывает холодок:
Из не видавшей солнца
Задней двери мира
Огромного здания
Вышел человек.
Ушёл…
                                                                                                                    Перевод Д.Чачхалиа

Диоскурия

                                                                                                           Чуден вид его и страшен... 
                                                                                                           Н. Заболоцкий

Был город...
Он стоял 
На берегу морском.
Нет города. Пропал.
Пропал? Куда же он
Исчез?
Не свет ли жемчугов
Забрезжил в глубине
И соблазнил его
Пойти туда?..
На дне
Остался навсегда.
Был город. Нет его.
Над ним светла вода.
Над ним волна
Вольна,
Свет солнца шевеля...
Дома остались для
Истории и рыб...
Историк,
Не могли б
Вы чуть повременить
И море не винить:
Не думая убить, убило город море.
Лишь красота домов влекла его туда.
И в эту красоту влюбилось море вскоре,
И больше не уйдет оттуда никогда...

* * *

Нет человека. Был и нет.
Так растворяется в небе птица.
Так исчезает паруса свет
Там — за последней границей.
Нет человека. Не видно.
Нет для тех, кто лишь видел его движенье,
А для тех, кто любил, — продолжается свет.
Так же имеет свое продолженье
Птицы полет в синеве и скольженье
Паруса за горизонтом...

…………………………………………………………………..

Анатолий Лагулаа

Земля

Земля! В тебе мы прячем нашу боль.
Тебе мы доверяем наши судьбы.
Ты растворяешь нас, как влага — соль,
В последний час, когда сжимаем губы.
Но это после... А пока нам дан
Удел — любить, и жить, и торопиться,
И не сгибаться в зимний ураган,
И над землей парить, подобно птице.
Как шелкопряды — шелковую нить,
Мы тянем — накреняясь вправо-влево.
Пока она крепка — нам жить и жить!
Пока она цела — у нас есть
Время! И если оборвется, если вдруг
Она бесшумно ночью оборвется,
Замедлит солнце ход, свершая круг,
И медленней весенний дождь прольется...

                                                                                                                Перевод А. Щуплова

Встреча

Весенний ливень девушку настиг.
Спасаясь от дождя, она успела
К чинару придорожному — и вмиг
В его листве вода зашелестела.
А матери, конечно, не уснуть,
Покуда, завершив привычный путь,
С калитки дочь щеколду не откинет...
Кто знал, что нынче водопад нахлынет?
Быть может, вышла на дорогу мать,
Прислушиваясь: что за шум — не дочь ли?
Ей нелегко спокойно в доме ждать,
Тем более что день стекает к ночи.
Весенний ливень льет, не зная бед,
И вся округа водами объята,
И под чинарой молодой сосед
Застрял. А торопился же куда-то!
Когда бы не дождливая весна,
Их строго бы, пожалуй, осудили...
А нынче — виновата ли она?
И он — её согревший в этот ливень?

                                                                                                Перевод Д. Чконии

* * *

Чтоб осенили тебя строки,
Открой им душу нараспашку!
Придут нежданно, ненароком,
Прими их, не скупясь на ласку.

Тебе на плечи сядут нежно,
Стихи, ниспосланные свыше.
Ты ощутишь души блаженство,
И в этот миг ты к Богу ближе!

                                                                                                   Перевод Владимира Зантариа

* * *

Ветви рванутся и канут в волне,
Ветви стремятся остаться на дне,
Словно боятся они — не того ли,
Как опадает с верхушки листва,
Как осыпаются, будто б от боли,
Так и не высказанные слова.
Ветки рванулись, и заводь запела.
Заводь речная, объявшая тело
Девушки, плавно ступившей в волну.
Словно и девушка вдруг захотела
Телом прижаться к прохладному дну.
Листья разбросаны ветром, как сводки
Осени. Будто в невидимой лодке,
Девушка глубже плывет. На бегу,
Волны, отбросив обритые ветки,
Плавно прильнут к долгожданной соседке,
Платье оставившей на берегу.
Ветви опять опускаются ниже.
Уравновесившись, тянутся ближе
К неугомонному пенью реки.
Ветви хотят от забвенья очнуться,
Ветви хотят осторожно коснуться
Тела, не знавшего чуждой руки
Прикосновенья. Не знают исходу
Этой тоске, ударяясь о воду,
Ветви, когда вечерами сюда
Девушка эта приходит, одежды
Сбросив... И я замираю тогда,
Ибо крыла неотступной надежды
Мнет и полощет речная вода.

                                                                                                                       Перевод Д. Чконии

…………………………………………………………………..

Инна Хашба

* * *
И смерть одолеет песни Творец!
Рожденная смертью — песня бессмертна…
Не ясновидец я — не мудрец,
Но знаю: ушедших шаги небесследны!

Здесь, я знаю, господствует Дух,
Земля очищена здесь от скверны.
Я говорю вам — внятно, вслух,
Правду несите,
Как клятву на верность!


* * *
Не забыл ли о нас Господь?
Не мы ли его гневили?
Честь и совесть пустив в расход,
Про Отчизну давно мы забыли…

Мы с ветра срывали плоды?..
Иль видения такие нам грезились?..
На стертой изнанке земли
Нам наши следы примерещились?

Мы, как свечи, мерцали в ночи,
Мы теснились, толкались в гурьбе.
Мы топкими тропами шли,
Чтоб выйти к рассвету — к судьбе…

* * *
На полпути меня дни оставляли,
Ночи таинством песен своих искушали…
От пламени звезд моих холодом веяло,
Мое небо их пеплом было усеяно…

Боль цветов угасавших меня обжигала,
Но роса — дар небес! — вновь меня ободряла!
Шла безропотно. О, жуть, как устала!
Прегрешенья чужие в себе я искала…

Стоило ль с землею и небом тягаться?
А затем от их гнева и гнета спасаться?
На милость Господню я уповала,
Шла, с судьбою смирившись, и не роптала…

                                                                                                 Перевод Владимира Зантариа

……………………………………………………………………

Денис Чачхалиа

Кипарисы


Кипарисы стоят на холме,
В их осанке,
Приятной для глаза,
Есть родное и близкое мне,
Без чего я не мыслю абхаза.
Их врасплох никогда не застать,
Снегом битые,
Зноем паленные,
Молчаливы и строги стоят,
И весной, и зимой зеленые.
Кипарисы стоят на холме,
Над крестами,
Могильными плитами,
И они представляются мне
Горем тронутыми джигитами.
Кипарисы стоят и скорбят,
В суету, беспорядок не ввержены,
В свой привычный одеты наряд,
Как абхазы,
Красивы и сдержаны. 
Зубры


День весенний и хмурый.
В полудневном часу
Мне привиделись зубры
В Авадхарском лесу.
Каменистой тропою
По карнизу скалы
Шли они к водопою,
Как простые волы.
Но себя я на слове
Тут же должен поймать:
В зубрах пуще воловьей
Я угадывал стать.
В зубрах норов отважней
И размашистей грудь.
Только это неважно,
Только в этом ли суть...
Край небесный зазубрен
Книзу зубьями гор.
Шли бесшумные зубры,
Как давнишний укор
Тем, кто ради забавы,
Иль со злобы какой…
В общем, стали не правы
Перед чьей-то судьбой.
Зубры шли к водопою —
Только где та река,
Что была им родною,
Хоть была и мелка?
Галька стынет в лощине
Вдоль утесов крутых,
— Нет реки той в помине,
Как и зубров самих.
Лес сосновый заполнит
Завезенная тварь,
Да никто не воротит
Тех, что жили здесь встарь…
Мне привиделись зубры,
Мне — приснились они,
Просто отсвет каурый 
Был в бору у весны.
Просто мне захотелось
Рощам зубров вернуть,
Словно в них лишь имелась
Этой местности суть…

Высокий снег

                                                                                Лейле Николаевне Ачба

Томит его жаркое солнце,
И он истекает, святой,
Потоком, что в пропасть несется,
Ключами, что бьют под скалой.
Лежит он на гребнях плечистых
И свет источает в ночи,
И тихо поют о пречистом
Влюбленные дети — ручьи.
Мы снег тот глазами ласкаем
За неодолимость пути,
За то, что он неприкасаем,
За вечность его чистоты.
Он белый, он маркий, он нежный.
Его так легко заследить.
А он должен светлым, 	как прежде,
И недосягаемым быть.
Он белый, но не беспечальный,
Он многое знает про боль.
Свой цвет сохранить изначальный –
Тем более белый — легко ль!
Лежит он,
Никем не заслежен,
И шлет одинокий привет
Глазам, что привыкли в надежде
Его незапятнанным зреть.
На стыке Европы и Азии,
Как синий небесный порог,
Хребтами бугрится Абхазия,
И снег ее чист и высок.

…………………………………………………………………

Инна Хаджимба

* * *
В белой бурке появись ты,
С длани поля ты взлети!
Белоснежно-серебристым
Облаком — к скале взметнись.

Встрепенется твое сердце,
Побежит к горам, как лань!
Всплеском снежным отзовется,
Небес улыбка в эту рань.

Будешь там орлом кружиться,
Станешь синей пеленой…
Суждено ли тебе слиться
С белоснежною скалой?

Ты прильни к скале устами,
Соснам ты развей тоску!
Тихо унеси с собою
Елок хрупких бахрому!

Ты любимец гор прекрасных,
Горец, взявший скалы в плен!
Как божий взор, твой облик ясен,
Как божий дар ниспослан день.

Облаком себя укутав,
С поля ясного взлети.
Крыльями взмахни ты круто
И в бездну вечности нырни!


* * *
Эх, как обманчива ты, жизнь!
Дни сползают с нас,
Как кожура со стебля…
А годы облегают грубой тканью нас самих…
Неужто это есть
Весь смысл бытия?
Эх, как обманчива ты, жизнь –
Средоточие тьмы и света.
Увы, мне больше нечего сказать…

                                                                                              Перевод Владимира Зантариа

……………………………………………………………………

Дмитрий Габалыиа

* * *
Ты дни впиши,
впиши наши мысли,
впиши наши абрисы,
впиши надежды
в свои дневники!
Но не вноси в них
тени
наших
ночей…


* * *
Я влепил тебя, как шнурочек,
В свою свечу…
И, солнцу подражая,
Ты мне душу сожгла,
И с тех пор
Я тебя ищу,
Как свою
Свечу…


* * *
Уходят одни,
Приходят — другие.
Увы, нет конца суете…

Не хочу я задерживаться
Здесь надолго.
Вдруг некому будет
Проводить меня…
Лучше успеть
Уйти — с уходящими.

Вложу в строку…

                                                                                                   Перевод Владимира Зантариа

……………………………………………………………………..

Гунда Квициниа

* * *
Небо было велико,
Уж пролилось молоко.
В три рожденья,
	в смерти три
		я вгляделась по пути,
В трех рожденьях,
	в трех колодцах
		убаюкана была.
Муку лишь 
Я зачерпнула,
А не радость принесла. 
Изгороди троесмертья,
Заблудившись, перешла.
Троесмертье — след от пули
Остается у меня.

		                                                                                    Перевод А. Кове


* * *
Осень, боюсь я твоего ухода,
как боялась твоего возвращения.
Все переносит земля:
и лето, и зиму, и весну, и осень,
лишь со мною не знает, что делать.
Бой часов моих не дает мне уснуть,
повторяя: «Кто ты, кто, кто ты?»
А я пятая часть года,
проходящая между домами,
я узнаю тебя по бою твоих часов,
как меня узнают по крику летящих птиц.
Мне часы не дают уснуть,
разделяя, как время,
на глухие периоды ночи.
И луна поднимает мою тень на стене.
Вернись же, осень,
без тебя моя тень темнее.

                                                                                                           Перевод Н. Венедиктовой
Один лишь миг

Один лишь миг — в дар от тебя.
Один лишь миг —
перед моим уходом.
Один лишь миг — немного
Удлини мой путь до
Твоего порога.
Десницей отодвинь
В безвременье своем
мой срок.
О чем же большем мне тебя просить,
Великий Боже?!
Если нет меня
В Твоей Книге Вечности —
впиши,
если вписана — не стирай,
если без имени —
дай мне свое имя.
В миге одном,
В миге вечном своем 
заключи меня!

………………………………………………………………………