Ричард III. Гений и злодей | Журнал Дагестан

Ричард III. Гений и злодей

Дата публикации: 05.09.2022

Влада Бесараб, искусствовед, арт-критик

Дни моей жизни История

В архиве Цахая из Хури мы обнаружили записи на лакском языке — воспоминания о своей жизни под названием «Дни...

12 часов назад

Годекан журнала «Дагестан» Кунацкая

Вчера, 2 марта в Махачкале, в историческом парке «Россия – моя история» прошла презентация литературных и...

1 день назад

Цахай Цахаев из Хури История

В мировой литературе встречаются самые разные письменные произведения (научные, поэтические и др.),...

3 дня назад

«Cofee-Jazz» Культура

Ко Дню защитника Отечества дагестанская филармония подготовила слушателям сюрприз — новую концертную...

3 дня назад

— Возьмите моё царство 
Возьмите моё царство 
Возьмите моё царство 
И возьмите мою корону! 
— Нам не нужно твоё царство 
Нам не нужно твоё царство 
Нам не нужно твоё царство 
И корона твоя из клёна!
(Илья Кормильцев)

Пьесу Шекспира «Ричард III», повествующую о борьбе за английский престол в конце XV века, в Дагестанском государственном русском драматическом театре им. М. Горького режиссёр Дмитрий Павлов поставил ещё в декабре 2019 года. С того времени каждый её показ проходил с аншлагом.

А показы случались нечасто: в заглавной роли был занят актёр Московского драматического театра имени М.Н. Ермоловой Николай Токарев, да и в целом постановка получилась весьма затратной. Но оно того, безусловно, стоило!

«Ричард III» — одно из ранних произведений Шекспира. Первоначально пьеса входила в раздел исторических хроник, классифицировать её как трагедию стали позже. Павлов же предложил нам трагифарс и действует по канонам этого жанра. Хотя Николай Токарев все три с лишним часа, что продолжается спектакль, держит зал в таком напряжении, приковывая к себе всё внимание, что порой кажется, что смотришь моноспектакль. Или это не Николай, а Ричард? Ричард и его монодрама…

Шекспир вывел Ричарда Глостерского злодеем без совести и жалости, шагающим к власти по трупам, но в то же время это психологически сложно разработанный характер гениального человека. Именно этот человек, эволюция его характера и интересует Павлова как режиссёра, а все хитросплетенные интриги и жестокие убийства — лишь фон, театральные декорации, которые мастер перевоплощения Ричард меняет по своему усмотрению.

Он — главный режиссер этой истории, он же и актёр, и зритель. Даже когда он произносит монологи наедине с собой, он как бы оценивает себя со стороны, прислушивается и приглядывается к себе. Если же кто-либо оказывается рядом, он не может остаться в стороне и тут же оказывается в вихре событий, поддавшись на уговоры или угрозы, или увещевания, или… что уж там великий и ужасный Ричард решит пустить в ход в каждом конкретном случае.

Конечно, слабая испуганная женщина леди Анна (артистка Беневша Девлетханова) не устояла! Сцена соблазнения леди Анны решена режиссёром весьма оригинально. Тут каждый жест, поворот, взгляд, предметы, которые герои держат в руках, важны. Всё точно рассчитано, взвешено, обоснованно. Обмениваясь колкими репликами, герои словно исполняют парный танец (танго — вертикальное выражение горизонтальных чувств): он нападает — она отступает, он настигает — она уклоняется, они всё ближе и ближе друг к другу, и вот взаимное притяжение уже не скрыть, сколько ни отворачивайся. Во втором действии король Ричард как бы повторяет эти сложные па с мёртвой Анной, но там уже никакого эротизма, никакого развития чувств, а только нарастающий ужас.

На протяжении спектакля герой буквально расчеловечивается. У Николая Токарева меняются не только интонации и выражение лица — вся пластика тела, механика движений становятся другими, он даже как будто становится выше ростом. Да, отчасти этот эффект создаётся костюмом (за них в этом спектакле отвечала заслуженный художник Республики Дагестан Вера Агошкина, и она очень точно воплотила режиссёрский замысел, одела героев так, чтобы каждая деталь работала на конкретный образ и на всю атмосферу действия): длинный плащ, сапоги, корона — всё вытягивает фигуру. Свет тоже помогает достичь нужного эффекта (свет или его отсутствие в этом спектакле вообще многое решает, художник по свету Адиль Адильханов с поставленной задачей справился на все сто). Но про все эти театральные приёмчики забываешь, поражаясь тому, как тот, кто в первом действии с горечью сетует на судьбу: Я, у кого ни роста, ни осанки, // Кому взамен мошенница-природа // Всучила хромоту и кривобокость… — во втором, наделённый королевской властью, вдруг распрямляется, монументальной громадиной возвышается над всеми, вселяет ужас. Его меч совсем не картонный, он не играет в короля, он властвует.

А Маргарита, вдова короля Генриха IV, которую Шекспир волею автора ввёл в свою пьесу, в этой постановке, наоборот, вдруг очеловечивается. Как хорошо, что режиссёр не стал отказываться от этого персонажа (чем весьма часто грешат другие постановщики) и даже показал нам его в развитии. Роль Маргариты блистательно исполнила заслуженный деятель искусств Республики Дагестан Марина Карпачева. Если говорить о женских актёрских работах в этом спектакле, то лучшей работой, безусловно, является именно образ Маргариты, созданный Мариной. Её Маргарита — королева по крови: даже лишённая титула, потерявшая семью, полусумасшедшая она остаётся Королевой. И тем страшнее её проклятия.

Стоит отметить также игру народного артиста Республики Дагестан Имама Акаутдинова. Его лорд Бекингем — совсем не злодей, а просто профессиональный царедворец. Он всегда у трона, кто бы этот трон ни занимал — прислуживаться ему совсем не тошно, он рад служить.

Спектакль очень красив визуально. Сценографию (и музыкальное оформление, которое имеет большое значение) тоже придумал (срежиссировал!) Дмитрий Павлов.

Чёрный, серый, красный, белый. Глухие цвета, жёсткие ткани, жёсткие материалы (металл, камень), резкие звуки — хруст, лязг, скрежет. Зловещая тишина в паузах. Много символов, намёков, аллюзий. Что-то считывается сразу, что-то осознаётся много позже. Спектакль имеет долгое послевкусие, заставляет размышлять, не отпускает.

Невероятно сильное впечатление производят сцены убийств, совершаемых по приказу Ричарда. Они каждый раз очень красиво, по-театральному обставлены, разворачиваются нарочито медленно, на переднем плане, сопровождаются музыкальным рядом. Всё-таки Ричард — гениальный режиссёр этой истории, и он каждый раз получает наслаждение, наблюдая за произведённым эффектом. Так и ждёшь, что в конце он воскликнет: Qualis artifex pereo!..

Фото предоставлены Пресс-службой
Дагестанского государственного
русского драматического театра