Подснежник | Журнал Дагестан

Подснежник

Дата публикации: 11.01.2024

Гаджиев Марат

Юрий Шевелёв. Городские хроники История

Мой фотоархив — это история Дагестанав фотографиях, фотодокументах, или — моя биография.Ю....

7 часов назад

«Быть бдительным» Антитеррор

Накануне Дня Защитника Отечества в Музее боевой славы имени Валентины Макаровой (отдел Национального музея...

3 дня назад

«Писатели и критики общаются в основном на книжных... Литература

На Северо-Кавказский фестиваль «Тарки-Тау — 2023» в Махачкалу, помимо издательств, приехали более 30 поэтов,...

3 дня назад

Памяти Анатолия Босулаева из Кубачи Антитеррор

Анатолий Босулаев изначально не собирался быть военным. Он вырос в Кубачи, хулиганистым и боевитым совсем не...

5 дней назад

Фатима Магомедрагимова,
7 «д» кл., гимназия № 1, г. Махачкала

Загадочный дом

На зимних каникулах мы решили навестить мою тётю, которая живёт в Приэльбрусье. Поездка прошла быстро. Не успела я опомниться, как машина уже катилась по узкой дорожке к дому, а переплетённые ветви деревьев стучали по окнам. Я вся трепетала от радостного предвкушения. В конце дорожки стоял указатель, наполовину увитый плющом. Я с трудом разглядела надпись «Каменка».

Но когда мы выбрались из машины и пошли к дому, я робко прижалась к старшей сестре. Дверь распахнулась, и крыльцо озарилось тёплым золотистым сиянием, я на секунду зажмурилась, а потом всё утонуло в вихре громких радостных голосов, объятий и смеха. И вот мы уже в доме. Застенчиво вжавшись в стену, я наблюдала, как мама целуется в обе щёки с миниатюрной темноволосой женщиной, очень похожей на маму. Это, наверное, Зухра, мамина троюродная сестра.

— А это, должно быть, Фатима! — Зухра стиснула меня в объятиях и запустила пальцы в мои тёмные кудри.

Наконец-то все разошлись по комнатам.

Спустя пару дней я сидела на широком подоконнике у себя в комнате, завернувшись в шерстяное одеяло, которое нашла в шкафу. Совсем старое одеяло, коричневое и колючее, в некоторых местах протёртое до дыр, но всё равно очень тёплое и уютное — именно то, что нужно, когда снаружи беснуется студёный ветер, похоже, всерьёз вознамерившийся проникнуть в дом. Я грустно уставилась в окно. Вид был очень красивый, но не по-зимнему белый, а серовато-зелёный.

Я поёжилась, спрыгнула с подоконника и плотнее завернулась в старое одеяло. Я решила осмотреть дом. Хотя мы приехали позавчера, я была уверена, что не видела и половины всего. Я решила пойти не к лестнице, а в глубь дома, где коридор нырял в сумрак за громадным деревянным буфетом. Уже предвкушая волнующее приключение, я зашагала в ту сторону. Ворсистое одеяло тянулось за мной как шлейф, подметая пыль с пола.

Я остановилась, чтобы рассмотреть картину на стене прямо напротив комнаты сестры, как вдруг услышала какой-то звук позади себя. Я обернулась с опаской и поняла, что там расположена жуткая, чёрная, обвешанная паутинками маленькая дверь в стене. Я отодвинула задвижку и осторожно толкнула её. В сумрачный коридор проник бледный луч света. Я скользнула за дверь и закрыла её за собой. Поднялась по коротенькой лестнице, ступая на цыпочках и стараясь не расчихаться от пыли.

Лестница привела меня в крошечную, залитую светом комнату. Я решила, что это чердак с двумя маленькими окошечками под самой крышей, которые я приметила ещё вчера. Здесь, наверху, было светлее, чем в доме. Бледный солнечный свет лился сквозь грязные стёкла. Вся комната была заставлена коробками. Здесь стояли деревянные ящики, пузатые сундуки и старые кожаные чемоданы. И старинное кресло с порванной обивкой, и маленький столик на одной ножке, заваленный книгами. Я плотнее закуталась в одеяло — здесь, под самой крышей, было ещё холоднее.

Сгорая от любопытства, я принялась рассматривать книги на столике. Верхняя книга в потёртой обложке представляла собой учебник французского языка. По крайней мере, мне так показалось. На первой странице была картинка с сердитой девочкой, держащей на руках ещё более сердитую кошку. Я присела на корточки перед большим, обтянутым кожей сундуком и начала читать книгу. Я так углубилась в чтение, что не заметила, как заснула. Открыв глаза, я поняла, что нахожусь дома и что это был всего лишь сон.

Гюлханум Умарова,
8 лет, с. Уртил, Хивский р-н

Большая мечта маленького Ибрагима
(Сказка)

Жил в одном селе мальчик Ибрагим. Он был ещё маленьким, а мечта у него уже была большая. И какая мечта! Хотел дотронуться до звезды. До настоящей звезды. Вот!

Он, по секрету сказать, даже пробовал уже это сделать, но пока не получалось. Первый раз повис на дереве — не дотянулся, только штанишки порвал. Второй раз холмик оказался недостаточно высоким. А Ибрагим ведь на самую макушку его взобрался. Даже на цыпочки вставал — не достал.

И вот решил он подняться на Самую Высокую Гору в мире. Так он называл гору за Живым родником. Туда папа с мамой отправлялись на сенокос. И уж оттуда, с Самой Высокой Горы в мире, он точно достанет до звезды. Да оттуда, с такой-то верхотуры, даже пёс его, Хвостик, до звезды дотянется. Конечно, если только на цыпочки встать. Там звёзды-то прямо над головой и висят. Только протяни руку. А какие красивые! Так и мерцают, так и мерцают! И манят, манят Ибрагима — сил уже нет терпеть!

И вот он, улучив подходящий момент, отправился с Хвостиком в путь. Долго шли, уморились, но гора почему-то не становилась ближе, хотя из дома ему казалось, до неё рукой подать. Вот и Хвостик вывалил красный язык и задышал часто. Пёсик даже, кажется, уже жалел, что связался с Ибрагимом и пустился в такое долгое и голодное путешествие. Он даже несколько раз забегал вперёд и останавливался, как бы уговаривая вернуться домой, поближе к миске. Но хозяин был непреклонен, хотя валился с ног.

Так они к вечеру кое-как добрались до Живого родника. Сделали привал. Ибрагим почувствовал такую усталость во всём теле, что не заметил, как уснул. Даже водички попить не успел. Проснулся он, когда уже совсем стемнело. Хвостик беспокойно кружил вокруг и скулил. Небо было полно звёзд, но они были так далеко! И Самая Высокая Гора тоже, казалось, была не ближе звёзд. Что же теперь делать?.. Нет, Ибрагим не испугался — он был смелым мальчиком. Вернее, он не очень испугался… То есть испугался, конечно, но не хотел позориться перед Хвостиком. К тому же ему было не до испуга — он очень сокрушался, что так долго шёл к своей мечте, а достичь её не сумел. Гора далеко, звёзды высоко!..

Тут он, мучимый жаждой, подошёл к роднику, чтобы водицы испить. Подошёл, значит, наклонился, а там — о чудо! — светится что-то, улыбается ему из воды.

— Эй, ты кто? — удивлённо спросил мальчик.

— Я звезда, — прозвенел в ответ голосок.

— Как звезда? Звёзды бывают на небе.

— А я спустилась сюда, чтобы ты, Ибрагим, мог осуществить свою мечту.

— Как? Ты даже знаешь моё имя?

Звезда зазвенела, как колокольчик. Это она так смеялась.

— Эх, Ибрашка-дурашка! — совсем как дедушка с бабушкой в таких случаях, сказала она. — Я всё знаю. И всё могу.

— А можно я дотронусь до тебя? — не терпелось мальчику.

— Дотронься. Только загадай сначала желание.

Тут Ибрагим задумался. Не знал, что загадать. Что только не приходило в голову: и велик новый, и вкусняшки разные, и… Но громкий и серьёзный «гав» Хвостика напомнил ему о доме. Только мальчик дотронулся до звезды в роднике, как она задрожала, зазвенела — и он тут же очутился дома. С Хвостиком, конечно. А там их заждались, с ума сходили.

Вот так осуществилась большая мечта маленького Ибрагима.