«Писатели и критики общаются в основном на книжных фестивалях» | Журнал Дагестан

«Писатели и критики общаются в основном на книжных фестивалях»

Дата публикации: 24.02.2024

Наида Хаспулатова

Лаборатория слова Литература

Юрий Агеев, Саратовская область. Поэт, прозаик, переводчик. Родился в 1965 году в Махачкале, в семье...

14 часов назад

Кубачинская башня Конкурсы

14 июля в средневековой сторожевой башне XIV в. «Акайла кальа» в селении златокузнецов...

14 часов назад

Кара-Тюрек Литература

Кара-Тюрекпосадка на авиарейс. а по мне хотьсейчас же назад. орфографии впоруврубиться, что Кара-Тюрек и...

4 дня назад

«Города и люди» Кунацкая

17 июля в кафе-музее «Город 1857» состоялась презентация двух номеров журнала «Дагестан» из серии «Города и...

4 дня назад

На Северо-Кавказский фестиваль «Тарки-Тау — 2023» в Махачкалу, помимо издательств, приехали более 30 поэтов, писателей, критиков, переводчиков. Их ждала насыщенная программа — встречи с читателями, мастер-классы, обсуждения, поездки по Дагестану.

Наталья Ломыкина приехала в Дагестан впервые. Она известный литературный обозреватель, эксперт престижной литературной премии «Ясная Поляна», автор аналитических материалов о состоянии книжного рынка и итоговых рейтингах бестселлеров. В ходе творческой встречи с читателями в Национальной библиотеке имени Р. Гамзатова Н. Ломыкина рассказала, по каким принципам отбираются победители книжных премий, каковы основные тенденции в развитии современной российской литературы. В интервью журналу «Дагестан» Наталья Юрьевна призналась, что любит ездить на фестивали. Почему? Узнаем, что называется, из первых уст.

— Нужны ли книжные фестивали, когда книги свободно можно купить в магазинах и в Интернете?

— Я большая сторонница книжных фестивалей и ярмарок, рада, что книжные фестивали проходят на открытых пространствах, потому что для посетителей это возможность не только подержать книги, полистать, но и пообщаться с авторами и издателями.

Преимуществ ярмарочной книготорговли очень много. Скажем, на фестивали нередко приезжают сами издатели и торгуют по издательским ценам — выгодно для читателей, к тому же это уникальная возможность поговорить с теми, кто книги выбрал для издания и сделал их. Издатели и редакторы с удовольствием общаются с покупателями. Именно эти люди уже отобрали для вас наиболее интересное, значимое в современной литературе, и это, несомненно, помогает ориентироваться в книжном мире.

Для нас, профессионального сообщества, это возможность пообщаться, потому что писатель работает, как правило, за своим письменным столом. Писатели и критики общаются в основном на книжных фестивалях. Все писатели очень любят выезжать на мероприятия, немного как в пионерский лагерь — это дает новые эмоции, впечатления, знакомства. Свежий пример: Ислам Ханипаев провёл для нас экскурсию по Махачкале, и у писателя Дмитрия Захарова родилась идея повести. Живое общение — самое ценное.

— Вы рассказывали про свою работу экспертом литературной премии «Ясная Поляна». В России много литературных премий?

— Всего две ключевые премии — «Большая книга» и «Ясная Поляна». Их принципиальное отличие в том, что «Большую книгу» вручает Литературная академия, голосуют более 100 человек. А «Ясная Поляна» имеет четкую концепцию и учреждена музеем- усадьбой «Ясная Поляна», у неё постоянное жюри, которое возглавляет праправнук Льва Толстого, советник президента РФ Владимир Толстой. Раньше в жюри было 9 человек, сейчас по естественным причинам осталось всего 5.

Для читателя премия — это навигация. Потому что из всех вышедших новых книг формируется длинный список, из длинного списка — короткий. Предварительную выборку всегда осуществляют эксперты, которые читают профессионально и отсеивают лишнее.

Для писателя любая премия — это признание и определённые преференции, потому что, если ты победитель, сразу получаешь дополнительный тираж, серию выступлений и встреч с писателями, и плюс обе эти премии дают по три миллиона рублей. Лауреат этого года Саша Николаенко, получив премию «Ясная Поляна», сказала, что премия её просто спасает, потому что сейчас сложности с работой. Алексей Сальников премией закрыл ипотеку.

К тому же признание книги обращает внимание киношников, театральных режиссеров — каждый писатель мечтает об экранизации или постановке в театре. Да и следующее произведение легче будет издать. Так что литературные конкурсы значимы для всех заинтересованных.

— Как Вы оцениваете современную литературу: она выдерживает конкуренцию с кино и Интернетом?

— Как ни странно, с литературой ничего плохого не происходит, наоборот, она получила импульс для развития. Наши молодые авторы умеют бросить вызов фильмам и видеоиграм, потому что они сами из этого поколения. Современная русская проза наконец стала сюжетной, появились интересные персонажи, молодые писатели хотят рассказывать историю, а не только выразить себя и своё отношение к жизни. Это серьёзное отличие от предыдущего поколения писателей, которые предпочитали роман идей.

Мы благодаря цифровой революции постоянно погружены в поток информации, и главный способ выделить свою историю из многих — сделать так, чтобы она «зацепила». Литература отвечает на этот вызов, и приятно, что появляются писатели, которые этим инструментом умело пользуются.

Наталья Ломыкина

— Какие новые российские авторы Вам нравятся?

— Вера Богданова, Екатерина Манойло, Ислам Ханипаев, Ася Володина, Рагим Джафаров. У литературы появился настоящий роман, написанный женщиной; они чаще пишут о том, что нужно эмоционально переживать: старение, сложные отношения с детьми, болезнь Альцгеймера и т. д. Женщина в прозе не боится быть слабой, а мужчина пробует оставаться героем.

— Давайте расширим круг авторов: кто ваши любимые писатели из ныне живущих?

— Если говорить о реализме — американская писательница Энн Тайлер. В России её стали переводить недавно, начали с романа «Катушка синих ниток», хотя её творчество широко известно в мире: писательница — лауреат Пулитцеровской премии. Тайлер хороша тем, что всегда пишет о семье и умеет через простые бытовые моменты показать важность семейных отношений. Например, в романе «Французская косичка» речь идёт о большой семье, где со временем рушатся связи, но всё равно семья тебя определяет, и Тайлер очень тонко об этом напоминает. Ты читаешь про семью в Балтиморе: отношения родителей, детей, невесток, свекровей — и понимаешь, что это общечеловеческие истории, как будто про тебя.

Я очень люблю детективы, и мой фаворит — шведский автор Юнас Бонниер. Если надо погрузиться в человеческие отношения, я всем рекомендую «Женщины Лазаря» Марины Степновой. Не знаю ни одного человека, которого не тронула бы эта книга.

Из совсем современных книг — «Сезон отравленных плодов» Веры Богдановой: про 90-е, терроризм и взросление на тревожном фоне — она очень здорово сумела это показать. Этот роман очень точно передает, на чём выросло целое поколение. Кстати, мои студенты, у которых было стабильное и благополучное детство, приняли этот роман и потащили его своим мамам и бабушкам.

— Насколько в России соотносятся победители литературных премий и самые продаваемые авторы?

— Надо признать, почти никак не соотносятся. Я каждый год составляю рейтинг самых продаваемых книг, туда редко попадают авторы, выигравшие премию. Но иногда выбор экспертов и читателей совпадает. Был феномен Гюзель Яхиной, которая за роман «Зулейха открывает глаза» за один год получила премии «Большая книга», «Ясная Поляна» и возглавила рейтинг бестселлеров.

— Какой жанр, по Вашим наблюдениям, особенно популярен сейчас у читателей?

— В последние годы люди покупают в основном детективные романы, особенно это стало заметным в пандемию ковида — из первой десятки бестселлеров семь были детективы. Почему? Думаю, потому что в них добро побеждает зло, которое обязательно выявлено, персонифицировано и наказано — этого очень не хватает в реальной жизни.

— Вы закончили журфак МГУ, сейчас там же преподаете. По вашим наблюдениям, изменились ли студенты за 20 лет?

— В 2003 году я окончила МГУ, сразу поступила в аспирантуру и стала преподавать. В 2008–2010 годах был сильный спад уровня поступивших — тогда только ввели ЕГЭ. Потом МГУ отстоял право на дополнительный профессиональный экзамен, — на журфаке, скажем, это сочинение и вопросы, посвященные журналистике. Сейчас у нас прекрасные студенты, приходят очень думающие дети, плюс у них «встроенные» навыки новых цифровых технологий, съёмок, монтажа. Конечно, их нужно учить рассказывать истории, писать, проверять факты, но они умеют думать, готовы к поиску информации и её самостоятельному анализу. Я очень довольна своей молодой аудиторией: они более свободны, чем мы в их возрасте.

— Вы знакомы с современной дагестанской литературой?

— Я первый раз в Дагестане, но знаю, что повесть Ислама Ханипаева «Типа я» в 2022 году получила приз читательских симпатий «Ясной Поляны», а роман «Холодные глаза» вошел в длинный список финалистов премии этого года. Когда ехала на фестиваль «Тарки-Тау», поставила задачу познакомиться с современными дагестанскими писателями, поскольку сейчас растёт интерес к национальной прозе. Надеюсь, мои открытия ещё впереди.