Отличительная принадлежность | Журнал Дагестан

Отличительная принадлежность

Дата публикации: 19.04.2022

Влада Бесараб искусствовед, арт-критик, чл. Союза художников России

Дан «Салют над Невой» Культура

В Дагестане проходят праздничные мероприятия, посвященные 80-летию освобождения блокадного Ленинграда. В...

1 день назад

Грусть-печаль Литература

*** «Грусть-печаль!» – сказал сурок, Он устал и весь продрог. «Грусть-печаль!» – сказал байбак. – «Мир –...

1 день назад

Линия мастера Изобразительное искусство

В Культурно-выставочном центре Национального музея РД им. Алибека Тахо-Годи работает юбилейная...

3 дня назад

Боль моя, удушье окаянное Литература

Боль моя, удушье окаянное Родилась в Красноярске 9 декабря 1956 года. Стихи, проза, публицистика печатались в...

3 дня назад

Текущий год в нашей стране Указом Президента В. Путина объявлен Годом культурного наследия народов России. Как будто специально для нас, дагестанцев, с нашим богатейшим и разнообразнейшим наследием многочисленных народов!

Поэтому абсолютно неудивительно, что, едва закончились новогодние каникулы, учреждения культуры республики открыли вышеозначенный Год очень интересными проектами.

Так, в выставочном зале Союза художников Республиканский дом народного творчества представил выставку декоративно-прикладного искусства «Родники Дагестана». В экспозицию вошли произведения 69 мастеров народных художественных промыслов из 29 городов и районов республики: керамика, резной камень и дерево, разнообразная вышивка и кружево, ювелирные изделия, ковроткачество, авторские куклы, народные музыкальные инструменты и национальные костюмы — всего более 500 работ.

«Чем больше я изучаю нашу народную культуру, чем глубже погружаюсь в неё, тем яснее понимаю, что я ничего не знаю», — говорит выдающийся искусствовед, заместитель директора по научной работе Музея-заповедника — этнографический комплекс «Дагестанский аул» Татьяна Петенина. И она действительно права!

Среди этого красочного многообразия, неизменно поражающего своей самобытностью, среди уникальных ремёсел, локальных техник, аутентичных материалов и форм встречались ещё более уникальные, ещё более самобытные. Такие, что даже специалисты, отдавшие годы кропотливого труда изучению и описанию народных художественных промыслов, профессионально занимающиеся атрибуцией произведений народного искусства, буквально застывали в немом восхищении, ибо ничего подобного до сих пор не встречали. Таким открытием стала, например, мекегинская вышивка.

«Идите и смотрите!» — призывает всех Татьяна Павловна Петенина. И её призыв относится не только к выставке «Родники Дагестана», но и ко всем проектам, которые проходят и ещё будут проходить в рамках Года культурного наследия народов России. И сказала она это, выступая на открытии выставки «Атрибут» в галерее Театра поэзии.

Эти два проекта интересно смотреть вместе, сопоставляя (но не сравнивая!), анализируя, как подлинно народное, самобытное, глубоко традиционное как по форме, так и по содержанию, переосмысливается, перекраивается, перерождается в искусство профессиональное. Чем и как вдохновляются профессиональные живописцы и графики, имеющие прочную академическую базу, знакомые с мировым художественным наследием, работающие в соответствии с современными тенденциями в изобразительном искусстве, в экспериментальных техниках? Почему они — такие разные по опыту и возрасту, тяготеющие порой к противоположным направлениям и жанрам — вдохновение черпают именно там, в родниках народной культуры?

Работы, представленные в Театре поэзии, не были созданы на заданную тему специально к этой выставке. Куратор Екатерина Дидковская отобрала авторов и произведения в соответствии со своим видением проекта.

Слово «атрибут» (букв. от лат. attributio «приписывание») словари толкуют в нескольких значениях: в философии это — необходимое, существенное, неотъемлемое свойство предмета или явления (в отличие от преходящих, случайных его состояний); в мифологии и иконографии — предмет, служащий постоянным устойчивым знаком и отличительным признаком мифологического или реального персонажа или аллегорической персонификации какого-либо понятия (молнии Зевса, лира Аполлона); в изобразительном искусстве — предмет, постоянно сопровождающий и служащий отличительным знаком какого-либо персонажа, аллегорической фигуры, изображения исторического лица. В широком смысле — это отличительная принадлежность, присвоенный кому-либо или чему-либо знак, предмет для отличия.

Художники, чьи работы представлены на выставке, в своём творчестве исследуют феномен атрибутов дагестанской жизни — традиционных, аутентичных предметов (даже не обязательно являющихся предметами декоративно-прикладного искусства), без которых сто или чуть меньше лет назад был немыслим быт горца, интерьер горского дома, и которые буквально на наших глазах сначала утратили своё прикладное значение (воду уже не носят в тонкошеих кувшинах, кинжал не используют для защиты от врагов и диких зверей, зерно и масло не хранят в пузатых глиняных сосудах и т. д.), а потом и вовсе поменяли отличительную принадлежность. Из атрибутов повседневной жизни превратились в атрибуты фольклорных праздников, музейных интерьеров.

На этой выставке при всей её наполненности предметами материальной культуры (суть — их изображениями, которые практически осязаемы) в то же время очень много разного мифического и мифологического, иносказательного. Оно то ясно, как по букварю, прочитывается с первого взгляда, то прячется где-то в витиеватых завитках тонкого орнамента, ускользает, не поддаётся разгадке.

Орнаментика серии «Серебро Хазарии» Магомеда Моллакаева перекликается с графическими листами Дзерассы Гаглоевой, в едином ритме с ними вращаются тарелки на «Стене из Кубачей» Татьяны Серебряковой. Тщательно, любовно выписанная плосковыемчатая резьба на старой двери или учалтане в работах Патимат Сахаватовой и Натальи Савельевой перекликается с едва намеченными, словно растворёнными в мареве горна орнаментами в триптихе «Свойство металла» Саида Тихилова.

В нашем глобальном, стремительно эволюционирующем (или деградирующем? впрочем, это уже практически одно и то же), мире, переполненном информационным шумом, эти солнечные ритмы едва слышны, звёздные карты стёрты, календарные циклы нарушены. Но пока эти кувшины, учалтаны, казаны, камины, сундуки и подносы являются источником вдохновения для художников, пока они восхищают их и нас своей рукотворностью, шероховатостью и приземистостью, вмятинами и червоточинками, живёт сама Страна гор, пребывает в своём естественном, непреходящем состоянии. Это удивительное свойство настоящего искусства — делать незримое зримым, в простом находить возвышенное.

Как было замечено выше, атрибут в мифологии и иконографии, а также в изобразительном искусстве — отличительный признак персонажа или исторического лица, предмет, постоянно сопровождающий его. Персонажи и лица на этой выставке в Театре поэзии заслуживают отдельного внимания.

Балхарка за гончарным кругом, кубачинка, склонившаяся над вышивкой — выверенные позы, спокойные выразительные жесты, привычные предметы вокруг. Поистине, иконографические изображения! Золотые и серебряные цепочки, соединяющие не кольца и браслеты, подвески и пояса, а небо и землю, прошлое и будущее — такова «Месед» (автор — Диана Гамзатова), чьи обереги хранят нас, наше настоящее. А за её спиной масштабное полотно Асият Арслангереевой «В степи», представляющее ни много ни мало как новую Афину, готовую укрыть под своей эгидой (щит — атрибут Афины Паллады) свой народ. Девы-воительницы и/или девы-хранительницы… В мифах народов Дагестана есть и те, и другие. Как и в жизни.