«Они научили нас любить Дагестан» | Журнал Дагестан

«Они научили нас любить Дагестан»

Дата публикации: 24.08.2023

Андрей Меламедов

Дни моей жизни История

В архиве Цахая из Хури мы обнаружили записи на лакском языке — воспоминания о своей жизни под названием «Дни...

12 часов назад

Годекан журнала «Дагестан» Кунацкая

Вчера, 2 марта в Махачкале, в историческом парке «Россия – моя история» прошла презентация литературных и...

1 день назад

Цахай Цахаев из Хури История

В мировой литературе встречаются самые разные письменные произведения (научные, поэтические и др.),...

3 дня назад

«Cofee-Jazz» Культура

Ко Дню защитника Отечества дагестанская филармония подготовила слушателям сюрприз — новую концертную...

3 дня назад

По оценкам экспертов, в нынешнем году в Дагестан приедут не менее двух миллионов туристов. При этом, считают они, количество людей, желающих посетить нашу республику, значительно больше. Единственный сдерживающий фактор — тотальная нехватка мест размещения. Уже к началу апреля все места в гостиницах республики, расположенных на береговой полосе, были забронированы до конца летнего сезона. Аналогичная ситуация в прибрежных городах, а также в горах, где не осталось свободных гостевых домов. О том, что Министерство по туризму и народным художественным промыслам РД делает для решения этой краеугольной проблемы, корреспондент журнала «Дагестан» поговорил с первым заместителем министра Абдулой Магомедовым.

— Абдула Магомедович, мы долгие годы говорили о необходимости развития туристической отрасли, мечтая об увеличении числа гостей республики, а сегодня практически признаемся в нашей неготовности этих самых гостей принять.

— Согласен. Главная проблема туристического бума, который мы наблюдаем в республике в последние годы, — то, что мы не в полной мере оказались готовы к такому резкому росту потока. Но при этом должен заметить, что ни одна отрасль не сможет безболезненно «переварить» увеличения объемом в разы. А у нас произошло именно это. Если в 2019 году республику посетили 860 тысяч человек, то уже в прошлом году их было более полутора миллионов.

При этом всем понятно, что удвоить номерной фонд, а также создать соответствующую инфраструктуру за год-два невозможно по целому ряду причин. В итоге мы, естественно, столкнулись с существенными проблемами, которые по мере сил пытаемся решить. Прекрасно понимая при этом, что нынешняя ситуация для отрасли — благо. Намного хуже было бы существование развитой инфраструктуры при отсутствии потока туристов. Тем более, что такой повышенный спрос активно стимулирует бизнес и привлекает в отрасль новые инвестиции.

— О бизнесе и инвестициях мы поговорим подробнее, но сначала хотелось бы определиться с цифрами. Статистика, опубликованная на сайте вашего министерства, говорит о том, что гостиницы республики единовременно могут разместить около 26 тысяч человек. Насколько эта цифра объективна?

— Хороший вопрос. Мы государственная структура и можем оперировать только официальными данными. В данном случае статистика учитывает только гостиницы, имеющие классификацию, санатории, базы отдыха, а также официально зарегистрированные гостевые дома. Но тут такое дело. Многие сельские жители в сезон предоставляют свои дома туристам. В реестр эти дома не входят, но при этом активно работают. Некоторые эксперты считают, что неофициальных гостевых домов в разы больше официальных. Наши работники регулярно мониторят сети, отслеживая «серую» статистику. Но это огромный пласт работы, и быстрых результатов ожидать не стоит.

Практически полностью в «серой» зоне находится жилой фонд Махачкалы и Каспийска, который в сезон сдается туристам. Так что на самом деле реальный «туристический жилищный фонд» намного больше официального.

— Вы, несомненно, понимаете, что «серая» зона жилья не только способствует росту туристического потока, но и служит серьезным источником негатива. Если раньше месячная аренда квартиры в Махачкале стоила 10–15 тысяч рублей, то теперь эти квартиры сдаются посуточно и цены значительно вырастают? Люди бьют тревогу по поводу того, что владельцы квартир аннулируют многолетние договоры с добросовестными квартирантами и переключаются на обслуживание туристов.

— Это серьезная проблема, о которой мы прекрасно знаем. Решить ее окончательно невозможно (это общая беда всех туристических регионов мира), можно лишь работать над тем, чтобы ее максимально минимизировать. За счет массового строительства новых гостиниц, кемпингов, туристических баз. Чем мы сегодня и занимаемся. Естественно, министерство непосредственно строительством не занимается — это не наша задача. Мы работаем над тем, чтобы помочь бизнесу решить проблемы, возникающие на этом пути.

— Вы имеете в виду проблемы с выделением земельных участков под строительство?

— Не только, хотя это одно из основных направлений. Помимо этого, мы активно используем меры финансовой поддержки бизнеса, помогаем с оформлением необходимых документов, решаем проблемы создания инфраструктуры для строящихся туристических объектов.

— Где труднее найти землю под ту же гостиницу — в горах или на побережье?

— Свои трудности есть везде. К примеру, в горах даже при наличии свободной земли местные жители зачастую протестуют против прихода сторонних инвесторов. Особенно остро эта проблема стоит в «раскрученных» местах. При этом у самих джамаатов не всегда имеются возможности для серьезных инвестиций. Единственный инструмент для решения подобных проблем — конструктивный диалог. Мы активно занимаемся этим. Иногда договориться удается, иногда нет, но это единственный путь, остальные ведут в тупик. Помните недавнюю историю с инвесторами на Чиркейском водохранилище? Которые выиграли тендеры и в итоге оказались ни с чем, поскольку предварительно не договорились с местными жителями. Абсолютно уверен, если бы они начали реализацию своего проекта с диалога, эта история вполне могла завершиться совсем по-другому.

— Вы говорите, что договориться получается не всегда. Как вы поступаете в подобных случаях? Ставите на данной территории крест или пытаетесь продолжить диалог?

— Естественно, продолжаем искать точки соприкосновения, попытки выхода из тупика. Особо следует отметить, что к каждому диалогу мы готовимся предметно. Активно работаем с сельскими администрациями, определяем подводные камни, формируем участки под будущие проекты, объясняем местным жителям все выгоды от возможной реализации проекта. И это рано или поздно дает результаты. И не важно при этом, кто находит инвестора, — мы или сами местные жители, главное, чтобы дело двигалось.

— На побережье, как я понимаю, проблемы совсем другого рода?

— Все правильно. В окрестностях Махачкалы, Каспийска и Дербента мест для строительства гостиниц на побережье критически не хватает. Для решения этой проблемы мы сегодня совместно с Минэкономики РФ, корпорацией «Кавказ.РФ» активно работаем над формированием особой экономической зоны на побережье Каспия. Есть и результаты. Первую такую зону площадью 215 га мы сформировали в Дербентском районе. Туда уже заходят инвесторы. Бизнес готов активно вкладываться в туриндустрию. Даже на фоне серьезных проблем с землей в республике ежегодно появляется не менее 2000 новых мест размещения. Уверен, что после создания особых экономических зон на побережье эти цифры вырастут на порядок.

Как вы знаете, в сентябре 2022 года в ходе работы Восточного экономического форума Президент РФ дал поручение определить исполнителя, ответственного за разработку мастер-плана проектов каспийского курорта «Каякент» и Всероссийского детского центра «Дагестан».

Правительством республики совместно с АО «Кавказ.РФ» прорабатывается вопрос планирования каспийского курорта «Каякент» в границах особой экономической зоны, созданной в 2011 году на территории Каякентского района. Также правительством республики определена территория для строительства всероссийского детского центра. Он будет располагаться в двух километрах от особой экономической зоны в Дербентском районе, что позволит использовать ее инженерную и транспортную инфраструктуру, а близость к историко-культурному центру республики — городу Дербенту, обеспечит возможность ежедневных познавательных экскурсий для детей.

Кроме того, идет активная работа по реализации стратегического проекта «Каспийский прибрежный кластер», инвестиции в который оцениваются в 6,7 млрд рублей. Помимо строительства туристско-рекреационных комплексов «Инчхе Марина Каспий», «Золотые пески», «Эколенд», «Сардар–Приморский», этот прорывной проект предусматривает также серьезную реконструкцию сана-ториев «Кпул-Ятар» и «Каспий». К слову, санаторий «Каспий» планирует удвоить количество мест размещения, доведя их до 2000.

— Вы упоминали о мерах финансовой поддержки бизнеса в сфере туризма. Если можно, расскажите об этом чуть подробнее.

— Охотно, поскольку мы тут достаточно результативно поработали. Так, в рамках реализации национального проекта «Туризм и индустрия гостеприимства» мы поддержали 10 проектов, выделив победителям почти 150 млн рублей. За счет этих средств в ряде районов были построены быстровозводимые дома, что позволило создать более 400 койко-мест.

За счет использования республиканских мер поддержки бизнеса к инвестиционным проектам общей стоимостью более 500 млн рублей подведена инфраструктура: электроснабжение, водоснабжение, очистные сооружения.

Абдула Магомедов

Активно участвуем и в федеральных программах. Многое удается. По тому же нацпроекту республика получит средства в размере 567 млн 753 тыс. рублей. При этом большая часть этих денег будет направлена на поддержку общественных инициатив — на развитие туризма в республике: предоставление грантов в форме субсидий на создание модульных некапитальных средств размещения (кемпингов и автокемпингов), обустройство пляжных территорий, приобретение туристического оборудования, организацию круглогодичного функционирования и расширение доступности плавательных бассейнов, создание электронных путеводителей, реализацию проектов, направленных на создание и развитие доступной туристической среды для лиц с ограниченными возможностями здоровья.

— Так получилось, что до сих пор вы отвечали (правда, очень подробно и развернуто) всего на один вопрос. И хотя для туристической отрасли республики сегодня он является краеугольным, хотелось бы уделить внимание и другим проблемам. К примеру, многие считают существенной проблемой Дагестана отсутствие морского туризма, что, согласитесь, не очень нормально с учетом того, что у нас есть Каспий. Кроме того, мы отстаем от наших соседей в плане организации зимнего отдыха. Горнолыжный комплекс «Чиндирчеро» и «Матлас» так и не «выстрелили», и в итоге о круглогодичном туризме в республике мы можем только мечтать.

— Тут целый ряд проблем. Организация морского туризма упирается в отсутствие необходимой инфраструктуры. Надо сказать, что это очень и очень серьезные деньги. К примеру, строительство одного только причала обойдется не в один миллиард рублей.

— А бизнес не хочет вложиться в эту программу?

— Бизнесмены хорошо считают. И прекрасно понимают, что деньги, вложенные в ту же гостиницу, отобьются в десять раз быстрее, чем средства, потраченные на возведение причала. Это вовсе не означает, что морским туризмом мы заниматься не будем. Просто без серьезного финансирования этот вопрос не решить.

Что касается организации всесезонного туризма, тут у нас небольшие подвижки есть. Второй год мы проводим исследования в горной зоне республики совместно с Российским государственным университетом туризма и сервиса (РГУТиС). Обследовали практически всю горную зону в поисках наиболее перспективных территорий для организации зимнего отдыха. Это очень важная работа, которая, надеемся, позволит нам избежать ошибок, допущенных при проектировании «Матласа» и «Чиндирчеро». На сегодняшний день остановились на трех перспективных локациях. Сейчас предметно анализируем все плюсы и минусы этих площадок, чтобы выбрать одну из них (площадки называть я не буду, чтобы неизбежные баталии в соцсетях не повлияли на объективность серьезных специалистов, занимающихся этой работой). Надеемся, в этом году мы этот этап пройдем и приступим к предметной работе по проектированию и строительству всесезонного туристско-рекреационного комплекса в горах.

— Как решается вопрос с гидами, малое количество и недостаточную квалификацию которых туристы отмечали прошлым летом?

— Проведено несколько этапов аттестации. При этом число людей, желающих пройти аттестации, постоянно растет. Если в ходе первого этапа подали заявки всего 30 человек, в этом году мы получили уже 92 заявки. При этом треть экскурсоводов приехали в Дагестан из других регионов, поскольку считают, что здесь можно хорошо заработать в туристический сезон. Думаю, что ситуация с гидами будет постоянно улучшаться.

— Вы не проводили опросов, оценивающих отношение дагестанцев к туристическому буму? Мне, к примеру, не раз и не два приходилось выслушивать претензии дагестанцев, обвиняющих туристов в росте цен на продукты питания.

— Мы постоянно мониторим общественное мнение. И могу с ответственностью заявить, что большая часть дагестанцев к развитию туризма относится позитивно. Что же касается негатива, то он, несомненно, присутствует. И это вполне объяснимо. Кому, к примеру, может понравиться ситуация с ростом цен на аренду жилья, о которой мы говорили выше. Что же касается роста цен на продукты питания, якобы напрямую связанному с развитием туризма, то это очередной миф.

Смотрите, мы говорили о том, что в республике имеется 26 тысяч мест размещения туристов. Добавим сюда «серый» сектор. В итоге получится, что в сезон ежедневно количество покупателей на наших рынках и в магазинах при 100% загрузке номерного фонда увеличивается на 35 тысяч человек. Это, к слову, всего 1% от численности населения республики. И вы всерьез верите в то, что этот один процент может серьезно повлиять на цены? И еще. Хотел бы обратить внимание на то, что динамика цен на продукты питания во всех регионах страны вполне сопоставима. Цены растут и там, где вообще не бывает туристов.

Наши люди вообще любят считать потери (в том числе и мнимые) и при этом напрочь забывают о том, сколько денег туристы оставляют в Дагестане. Арифметика тут простая. В день каждый турист тратит не менее 3,5 тысяч рублей.

— Вы поскромничали. Официальная статистика говорит, что в 2022 году за сутки пребывания гости тратили в Дагестане в среднем 5 554 рубля (эти данные приводит «Российская газета»).

— Хорошо, пусть будет 5 тысяч. В среднем турист отдыхает в республике 5 дней. Итого получается 25 тысяч, которые мы должны умножить на полтора миллиона наших гостей. Умножили? Впечатляет. Почти 40 дополнительных миллиардов, поступивших в Дагестан в связи с туристическим бумом. И плюс еще один бонус, о котором я не устаю напоминать всем. Помимо всего прочего, туристы, восхищающиеся красотами Дагестана, научили нас еще сильнее любить свою малую родину. И это, по-моему, замечательно.

Первое фото: Гостевой дом «Коммуна-Сад» Заремы Магомедовой, с.Чох-Коммуна, Гунибский район.

фото М. Львовой