Непокорное сердце горянки | Журнал Дагестан

Непокорное сердце горянки

Дата публикации: 31.10.2023

Ахмедхан Кишов

Махачкалинцы выберут любимый парк Национальные проекты

Всероссийское голосование по выбору объектов благоустройства по проекту «Формирование комфортной...

53 минуты назад

Юрий Шевелёв. Городские хроники История

Мой фотоархив — это история Дагестанав фотографиях, фотодокументах, или — моя биография.Ю....

9 часов назад

«Быть бдительным» Антитеррор

Накануне Дня Защитника Отечества в Музее боевой славы имени Валентины Макаровой (отдел Национального музея...

3 дня назад

«Писатели и критики общаются в основном на книжных... Литература

На Северо-Кавказский фестиваль «Тарки-Тау — 2023» в Махачкалу, помимо издательств, приехали более 30 поэтов,...

3 дня назад

Отшумевшее лето покинуло город…
Глупый слух обо мне распустили опять.
Он ползет по шоссе, поднимается в горы,
Начинает по саклям аварским гулять.

Ходит сплетня: мол, стал я заносчивым малым,
И звучат мои песни от дома вдали,
И забыл я аулы, прижатые к скалам,
Цвет и запах родной каменистой земли.

Мол, горянок забыл, что по тропке над бездной
Носят сено с лугов на промокшей спине.
Дескать, шляпу надел я, как тазик железный,
Модный галстук, как хвостик ишачий, на мне.

Актёр Театра поэзии Казбек Алиев, поднялся из зрительного зала на сцену, да это поэт Расул Гамзатов становится героем представления. Звучат гамзатовские строки, Казбек не просто читает, он даёт почувствовать нерв стихотворения, эмоционально расслабляя узел модного галстука.

Открывается занавес: шесть девушек сидят на завалинке в горах. Так начался спектакль «В горах моё сердце» по мотивам двух поэм Расула Гамзатова «В горах моё сердце» и «Горянка». Постановку осуществила режиссер Изумруд Алиева, она же совместно с Аризой Батыровой написала сценарий к ней.

В год гамзатовского юбилея все театры республики представили постановки по мотивам произведений поэта, и здоровый соревновательный дух безусловно при этом присутствовал — использовались возможности мультимедиа, актёрские составы были задействованы максимально. Камерная сцена Театра поэзии на этом фоне казалась не имеющей шансов выдержать конкуренцию. Но режиссер смогла найти действенный метод.

Поэзия Расула тех лет интересна тем, что даёт прочувствовать ритм эпохи, настроения и устремления. Общество в своём развитии совершило оборот, мы вновь видим в нашем обществе те явления, которые обличал в своих произведениях поэт. Сюжет в общем драматический, однако, погружения в эмоции персонажей не происходит. Мне кажется, это связано с общим позитивным настроем постановки — даже когда Асият приносит разгневанному отцу кинжал для собственного убийства, а после босиком уходит из дома в райцентр трагизм ситуации не ощущается.

Сцена была поделена вдоль на две части пологом из свисающих сверху канатов. И эти «нити» были всем: экраном для мультимедиа, скошенным сеном, горными вершинами, ткацким станком, занавесями в доме и даже петлёй адатов на шее Асият! Дополнением к этому стали украшенные незамысловатым орнаментом короба. Режиссёр не стала углубляться мельчайшие детали повествования, воздействуя на зрителя визуально. Уникальный видеоряд был не просто украшением сцены — это отдельное произведение искусства. Художник-постановщик Рена Гасанова «средствами малой механизации» обратила все недостатки сцены Театра поэзии в плюсы — декорации стали органичной частью спектакля. Костюмы героев, не буквальная калька, снятая с одежды наших предков — они притягивали глаз крупными мазками, линией орнамента, создавая настрой

Но что такое декорации без актёра, а актёр это не тот, кто читает текст со сцены, а именно кто проживает жизнь своего героя.

Образ бунтующей Асият, вопреки всему идущей по выбранному пути, этот яркий образ эпохи «культурной революции» 30-х годов XX века нарисовала на сцене Асият Айгунова. Максимализм, свойственный молодёжи, а еще совпадение в имени помогали актрисе вжиться в роль.

Перед Фатимой Зурутовой, сыгравшей Хадижат, мать Асият, стояла ровно противоположная задача — показать зажатую меж страхом к мужу, мнением общества и любовью к дочери женщину. Слёзы, тень горя на лице, интонация — всё точно, в меру, по-настоящему, погружение в роль абсолютное..

Бегство дочери тяжёлое испытание для горца и в наши дни, что же говорить о времени, в котором происходит действие поэмы. Али, отца Асият, представил Адилхан Балагаев, трудная задача стояла перед молодым актером, типаж которого не совсем соответствовал образу, но он справился.

Бешеную экспрессию обозлённого отказом золотого мальчика привнёс на сцену Руслан Ларин. Самодовольный хозяин жизни, самоутверждающийся унижением тех, кто более слаб — такой его Осман, жених Асият. Кичливый дурак в его исполнении был натурален — возникало желание набить ему морду.

От учительницы Веры Васильевны в исполнении Джамили Закарьяевой веяло тем самым пониманием и участием, которым отличаются настоящие учителя. Джамиля прониклась тихой и в то же время отважной москвичкой с Арбата, что посвятила свою жизнь учительству в горном селе.

Каким должен быть герой такой смелой девушки как Асият? Красивым и статным как Муса Магомаев. Кому же, как не ему должна была достаться роль Юсупа, истинной любви Асият. Муса изобразил его романтичным, смелым в деле и робким в любви.

В роли Супойнат, несчастной Супы, жены Османа выступила студентка актёрского отделения ДГУ Хазина Ибрагимова. Непростая роль досталась Хазине — контраст между беззаботной девчушкой, подругой Асият и избиваемой мужем несчастной женщиной велик.

В постановке приняли участие и стали очень важной частью постановки студентки третьего курса актёрского отделения Дагестанского колледжа культуры и искусств. Сельскими подружками невесты стали Лейла Исмаилова, Камилла Гаджиева, Милана Ахмедова и Фатима Магомедова. Марина Шахназарова — Ажай, студенческой подругой Асият. Это было здорово, девушки добавили в постановку веселье и задорный девичий смех, радует, что совсем скоро дагестанские театры ждёт талантливое пополнение. Участие в постановке позволит начинающим актрисам набраться опыта сценической работы. Ну а Театр поэзии ещё раз подтвердил своё звание самого молодого, во всех смыслах театра республики.

В роли Шахри, дочки Юсупа и Асият на сцену вышла Мисиду Ибрагимова. Мы не знаем, какую стезю для себя изберёт она в будущем, но работа в спектакле думаю, станет для неё приятным воспоминанием.

Кроме всего прочего данное театральное действо интересно тем, что даёт прочувствовать ритм эпохи, настроения и устремления тех лет. Общество в своём развитии совершило оборот, мы вновь видим в нашем обществе те явления, которые обличал в своих произведениях поэт.

Режиссёр Изумруд Алиева из раза в раз радует нас — поклонников поэзии и театрального искусства — своими постановками, которые неизменно становятся заметным явлением в культурной жизни республики. Спектакль, оставаясь в рамках классических театральных канонов, позволил с иного ракурса взглянуть на творчество дагестанского классика.

Светом и звуком управляли Али Магомедов, Ахмед Архиллаев и Вали Абдулаев, помогал им Егор Бессараб — их не видит зритель, но без них не может быть качественной постановки.

Театр поэзии вновь ярко заявил о себе, представив зрителям впечатляющее театрально-поэтическое действо.

Фото: Ахмедхан Кишов, Гаджикурбан Расулов