Наш Дагестан | Журнал Дагестан

Наш Дагестан

Дата публикации: 24.09.2023

Андрей Гриневич, г. Саратов

Дан «Салют над Невой» Культура

В Дагестане проходят праздничные мероприятия, посвященные 80-летию освобождения блокадного Ленинграда. В...

1 день назад

Грусть-печаль Литература

*** «Грусть-печаль!» – сказал сурок, Он устал и весь продрог. «Грусть-печаль!» – сказал байбак. – «Мир –...

1 день назад

Линия мастера Изобразительное искусство

В Культурно-выставочном центре Национального музея РД им. Алибека Тахо-Годи работает юбилейная...

3 дня назад

Боль моя, удушье окаянное Литература

Боль моя, удушье окаянное Родилась в Красноярске 9 декабря 1956 года. Стихи, проза, публицистика печатались в...

3 дня назад

Предлагаю для читателей воспоминания о горном Дагестане конца 70-х – начала 80-х годов от участников спортивных путешествий по республике. Все они жители волжского города Саратова, работники и молодые специалисты заводов, сотрудники газет, студенты вузов и спортсмены туристского клуба «Кристалл».

Минуло почти пятьдесят лет с тех памятных для них походов, и записи о них, к сожалению, сохранились не в полном объёме, но хочется надеяться, что они все-таки передают дух традиционного Дагестана, во многом сохранявшего тогда свою уникальность: горы, природа, древняя архитектура, горцы с их особым отношением к своему миру и к путешествующим. Эта патриархальность всегда была интересна и привлекательна нам, жителям крупных равнинных городов.

Туристы СК «Кристалл» и дагестанские парни. На фото в верхнем ряду вторая слева — Зоя
Каменская, крайний справа — Борис Сорокин, в центре — Вера Михайлова (Колесникова).
Нижний ряд, слева направо Евгения Короткова, Любовь Стриганкова, Евгений Мительман

Но начну с вопросов. Насколько сильно изменился горный Дагестан за прошедшие годы, сохранил ли он свою уникальность? И что надо делать, чтобы историко-культурное и природное наследие в республике не разрушалось?

Рискну предположить, что это может стать темой для серьёзного разговора на страницах журнала «Дагестан» для разных специалистов (историков, археологов, строителей и реставраторов, экологов, туроператоров и экономистов), всех неравнодушных и любящих наш Дагестан.

О горах

Величественные молчаливые громады, скальные массивы, утесы. Где-то просто укрытые вечными снегами, а где-то рождающие в своих высоких долинах ледники, ручьи и реки. Взгляд от вершины, от нависающих над тобой скал может упасть в глубокий каньон. Такой глубокий, что речка, текущая по дну каньона, просто не видна из-за глубины и огромных камней, устилающих его дно. У новичка, да и не только у новичка, от увиденного захватывает дух…

Встреча в пути. На фото в центре — дагестанские парни, слева — Евгения Короткова и Владимир Каменский, справа — Вера Михайлова и Любовь Стриганкова

(Из воспоминаний Веры Михайловой)

Путешественник, побывавший ранее на более западных участках Большого Кавказа, увидит отличия дагестанских гор по линиям хребтов, вершин, цвету скал и снегам. Уменьшается количество лесных массивов, их площади. Горы в среднегорье, да и на некоторых высокогорных участках более проходимые, освоенные и обжитые. Любой клочок земли обустроен трудолюбивыми руками: террасы, на террасах сады, ягодники или посевы. Старинные аулы — как обычные горные поселения, но снизу, с долины эти поселения очень сильно укреплены. Это грозные крепости!

(Из воспоминаний Бориса Сорокина)

О пройденном пути, тропах и горных дорогах

Майские походы 1977–79 гг.

Дорога Буйнакск – Гимры, старая царская дорога. Проложена над каньоном, спуститься к воде невозможно. Долго шли без воды. От Гимры шли по тропе Шамиля — по склону идет дорога. Выложена камнем, в хорошем состоянии (но леса здесь нет). После аула Гимры вышли к воде, для костра, для перекуса стали собирать дрова: выяснилось, что из деревьев растут только абрикосы. <…> На машине подъехали к мосту «Красные ворота».

На фото жительницы аула, парни из нашей группы — Виталий Жиляков и Сергей Красовский, на переднем плане — руководитель похода Любовь Сорокина

Шли по пыльной, жаркой дороге. Вправо уходит неширокий проход в склоне, за ним поляна с сочной зеленой травой. В конце поляны узкий проход в скалах, сужающийся иногда до пяти метров. По этому проходу подошли к Гунибу. Вдоль горы Гуниб шли по почти заросшей тропе Шамиля. Тропа, мощенная камнями, камни кое-где иногда видны. По этой тропе дошли до нижнего Гуниба. <…> В одном из следующих походов, идя по этой тропе, нашли через пещеру вход в Верхний Гуниб. Если не ошибаюсь, через этот проход, в свое время, войска Ермолова зашли в тыл к Шамилю в Гунибе, так как снизу Гуниб было не взять.

Ноябрь 1980 г.

Из Гуниба шли через два боковых хребта в аул Тинди. При подъеме в аул Шолоб (два жилых дома, электричества нет) встретили молодого человека, который на осле вез панцирную кровать. Он рассказал, что женился и теперь обустраивает свой быт.

Покидаем аул Тлярата. Местная жительница и Любовь Стриганкова

Перед спуском к Тинди вышли к «подземному» заброшенному дому (жилью) из восьми комнат. Он так построен, что почти весь находится под землей. Аул Тинди, а мы шли к нему сверху, поразил тем, что он настроен на жесткую оборону. В середине аула гора с очень крутым скалистым склоном, на вершине — дома. До этого, в другом походе, шли по дороге вверх по ущелью, вышли к аулу. В нашу сторону смотрели стены с редкими окнами-бойницами. Когда прошли проход и вошли в аул, то с другой стороны увидели открытые террасы, крыши, веранды. <…> Суровые были времена! В ауле Тинди попали на свадьбу, были приглашены.

(Из воспоминаний Бориса Сорокина)

О встречах в пути и общении

Май 1977 г.

<…> Где-то на склоне вышли к кошу. Там были чеченцы — отец с сыном, они пасли стадо коз. Отец был немного мрачен, сын с нами пообщался. Он отслужил в Белоруссии, в ВДВ, и хорошо говорил по-русски. Они приготовили нам хинкал из козочки, мы нашли спирту. Не помню, пил ли отец, а сын выпил с удовольствием.

Май 1979 г.

Маршрут проходил близко к Главному Кавказскому хребту. По его окончании, на выходе, встретились с двумя группами из Саратовского Политеха. При движении по долине встретили местного жителя (аул не помню), он потом выехал в Цуриб. Так он нас, все три группы — 18 человек(!), затащил в гости! Аул в горах, туда чай и продукты иногда завозят вертолетами. Живут там небогато, но чаем (молоко и опять немного заварки), сыром и лепешками он всех накормил.

Встреча группы с местными жителями. В центре фото Зоя Каменская

(Из воспоминаний Бориса Сорокина)

Середина 80-х. Май. Дорога Унцукуль–Цатаних.

— Слушай, зачем в палатке ночевать? — сказал один из наших попутчиков, когда мы вылезли из унцукульского автобуса. — Слушай, меня зовут Мурад. У меня все туристы останавливаются, кто здесь идет. Спроси кого хочешь. Из Ленинграда были, из Харькова были. Вы откуда? Вот из Саратова будете. Пойдем ко мне, а завтра я вас другой дорогой проведу, по ущелью (на Цатаних).

Я слышал о Дагестане от друзей, побывавших там. О пастухах, которые обязательно зовут тебя в гости, о свадьбах, на которые приглашают всех проходящих и очень обижаются, если не примешь приглашения, о людях, предлагающих еду, ночлег и помощь.

1 мая, 1985 год.

Аэропорт Махачкала. Начало нашего маршрута.

<…> Дорога Махачкала–Буйнакск. В Буйнакске мы прозевали свой автобус; следующий по расписанию должен был идти через два часа, но подкатил к вокзалу через час с небольшим, и водитель спросил:

— Вы туристы? В Каранай? Садитесь, мне сказали без вас не ехать…

Гимры. Здесь бригадир строителей отдал нам ключи от их домиков:

— Ночуйте, мы на праздники уезжаем.

Цатаних. Узнав о нашем приближении, сельчане приготовили ночлег в школе, а когда мы туда не пришли, они сами собрались к нашему костру.

Дальше наш путь прошёл через Хунзах — древнюю столицу Аварии, аул Цада — родину Расула Гамзатова и, наконец, Гуниб. Из Гуниба в Махачкалу мы уезжали 9 мая — в День Победы…

(Фрагменты статьи Владимира Горбачева «Наш Дагестан» // журнал «Турист». 1986. № 12)

P. S.

Благодарю своих товарищей по клубу «Кристалл» Бориса и Любовь Сорокиных, Веру Колесникову (Михайлову) за предоставленные записи о походах по Дагестану, статьи В. Горбачева и фотографии из отчетов. Отдельная благодарность Владимиру Игошину — известному спортсмену и ветерану саратовского туризма.