«Куклоград. Орнамент»: мандарины, Матисс, ДНК | Журнал Дагестан

«Куклоград. Орнамент»: мандарины, Матисс, ДНК

Дата публикации: 16.01.2024

Арсен Сахруев

Дни моей жизни История

В архиве Цахая из Хури мы обнаружили записи на лакском языке — воспоминания о своей жизни под названием «Дни...

19 часов назад

Годекан журнала «Дагестан» Кунацкая

Вчера, 2 марта в Махачкале, в историческом парке «Россия – моя история» прошла презентация литературных и...

1 день назад

Цахай Цахаев из Хури История

В мировой литературе встречаются самые разные письменные произведения (научные, поэтические и др.),...

3 дня назад

«Cofee-Jazz» Культура

Ко Дню защитника Отечества дагестанская филармония подготовила слушателям сюрприз — новую концертную...

3 дня назад

В январе в Махачкале завершилась восьмая выставка кукол авторской работы «Куклоград». В этот раз она была связана с темой «Орнамент». «Д» предлагает читателям свои впечатления от посещения «Куклограда»

Когда официальная часть открытия «Куклограда» закончилась, выставочный зал загудел от хора голосов, нарядные люди заулыбались, началась веселая суета с объятиями, рукопожатиями, похлопываниями и подшучиваниями, вокруг забегали дети с мандаринами в руках, и появившееся на мгновение ощущение официальности растворилось в цитрусовом облаке. Зрители кружили по выставочному залу, закручивались в спирали вокруг интересных экспонатов, знакомились, делились впечатлениями.

Авторы «Куклограда» ограничены только собственной фантазией, поэтому, несмотря на общую тему, куклы тут самые разные. Вот «Танец» Галины Мурадхановой — фигурки людей кружатся в почти матиссовском хороводе, а рядом, опустив голову, сидит космически одинокий человечек, который, видимо, выпал из круга. Вот «Ещё один стежок — и готово!» Тины Никольской, с руками, вышивающими главный орнамент живой природы — молекулу ДНК. Бетонный кролик с выцарапанной в центре живота орнаментальной спиралью и будто высыпавшиеся из узорчатого ковра кайтагские лошадки, забавные тряпичные психотипы и жутковатый бёртоновский буратино, могучая черепаха, сбросившая со спины на время «Куклограда» плоский мир, и сделанный из тыквы лагенарии яркий «Вожак» Натальи Савельевой.

Некоторые экспонаты из-за соседства друг с другом создают новые сюжеты. Вокруг «Танца невесты» Аминат Халиловой машут крыльями-саванами «Журавли» Зумруд Исмаиловой, и оттого абстрактное лицо невесты, обозначенное проколами на деревянной поверхности, начинает казаться едва ли не скорбным.

 «Куклоград» — уникальная в своей демократичности выставка, на которой могут соседствовать работы совсем юных участников, взрослых-любителей и таких известных художников, как Наталья Савельева, Закарья Закарьяев, Патимат Гусейнова-Шаруханова.

Последние три года организацией выставок занимается Марина Дибирова со своей дочерью Лейлой Абдуллаевой.

После новогодних каникул я вернулся в выставочный зал Дома дружбы, чтобы спросить у Марины об организации выставки и узнать, с чего все началось:

— Начну с дурацкого вопроса. Как вам вообще всё это пришло в голову?

— На самом деле нам в голову ничего не пришло. Вот там, у входа стоит куколка, это портретная кукла мэра Куклограда. Её сделала в 2019 году наш постоянный участник Жанна Меджидова в подарок Мадине Манасовой, которая и придумала этот проект. Началось всё в 2014 году. Каждый год в декабре Мадина Манасова организовывала выставку, вплоть до 2019 года. В тот год был последний её Куклоград, он назывался «Маскарад», а летом, к сожалению, её не стало. На два года всё затихло, хотя для шестой выставки уже была тема, были объявлены основные критерии отбора. В конце концов, моя дочь Лёля (Лейла Абдуллаева) решила, что мы должны сделать всё сами. Возродить и продолжить.

Лёля участвовала в последнем «Куклограде» Мадины Манасовой. Ей вообще было всё это интересно, ей нравилась атмосфера выставки, нравилась сама Мадина. Вот она и предложила попробовать оживить «Куклоград». Я сначала как-то испугалась. Такой проект, а мы никогда не занимались организацией выставок. А тут ещё и куклы, и надо как-то собирать такое количество людей! Помогло то, что мы люди не сильно серьезные (смеётся). Поэтому и проект вышел такой веселый и легкий, как-то все играючи получилось.

У нас очень много помощников — друзья, участники, которые очень доброжелательно всегда относятся к нашим начинаниям. Первый для нас «Куклоград» мы решили сделать в память о Мадине, воплотить её идею. Тема была «Старые сказки Куклограда». Мадина успела подготовить список книг XVIII–XIX вв. Мы объявили о проведении выставки, выложили этот список, и участники делали свои работы в соответствии с ним — выбирали книгу и персонаж. С тех пор так это и происходит. Мы придумываем тему, объявляем её примерно в марте, рассказываем, как мы видим предстоящую выставку. Но вообще мы стараемся давать участникам максимальную возможность проявить себя и не ограничиваем их. С каждым разом участников становится больше. Мы рассказываем о проекте в социальных сетях, но больше даже помогает сарафанное радио.

— А как удается заманивать участников из других регионов?

— По-разному. Бывало, что они сами узнавали и предлагали свои работы, кто-то узнавал через знакомых, кого-то мы находили буквально случайно. В нашем первом Куклограде была работа художника Максима Демина, очень интересного автора. Я наткнулась на него в соцсетях, увидела его работы и решила попробовать написать ему — вдруг получится. И он откликнулся! Я тогда поняла, что можно просто вот так предлагать человеку поучаствовать. И наши предложения всегда воспринимали дружелюбно. В этом году у нас выставляется Агния Шаньгина из Архангельска, и с ней было примерно так же. Более того, она была в процессе открытия своей выставки, у неё наверняка была жуткая возня с организацией, но она всё же откликнулась, нашла подходящую по теме работу и отправила нам. У нас также есть постоянные участники из Ростова. Участница из Сочи вообще приезжает сама на каждый наш вернисаж.

— Сталкиваетесь с какими-нибудь трудностями при организации?

— Для проведения выставки на том уровне, которого нам хотелось бы достичь, чтобы можно было как-то интересно расставить кукол, чтобы было правильное освещение, нужное окружение для кукол, — для всего этого у нас в городе просто нет подходящего помещения. В остальном Дом дружбы нас полностью устраивает — и общая атмосфера, и обстановка, и местоположение. Среди кукол в этом году есть работа Лейлы Хановой, у неё летом была выставка в дербентском «Музее истории мировых культур и религий». Там прекрасное помещение, они классно поработали со светом, и выставка выглядела потрясающе.

Да и в целом, конечно, сложно. Доставка всех кукол, связь с авторами, работа с типографией.

— Не было мысли попробовать в этом году выставиться в Этноцентре? Там как будто обстановка подходит под тему нынешнего «Куклограда».

— Особенность нашего «Орнамента» в том, что мы не привязывали его к этнике. Когда мы в прошлом году объявили тему нашим кукольникам, реакция сначала была: «О боже, опять эти горянки, эти узоры». Но мы орнамент взяли как раз потому, что это очень широкая тема, её можно трактовать даже как-то по-философски. И у нас есть несколько интересных концептуальных работ.

Вообще, всё идет к тому, что «Куклограду» будет нужен свой домик. У нас уже есть свой фонд, и он пополняется с каждой выставкой. Кто-то нам дарит свои работы, у кого-то мы выкупаем, но такой музей «Куклограда» стихийно уже образовывается, и ему нужно своё место. Надо, видимо, к этому как-то идти.

И можно будет там же проводить сам «Куклоград».

— Да, конечно. Взять, к примеру, наши мастер-классы. У нас в течение всего года спрашивают, когда уже они начнутся. Но сейчас мы имеем возможность проводить их только во время выставки.

Во время нашего разговора работница Дома дружбы показала Марине ключи от выставочного зала, сказала, что оставит их «у Мадинки» и положила связку рядом с портретной куклой Мадины Манасовой. Я тут же вспомнил, что в древности куклам приписывались магические свойства, а в древней Японии они и вовсе использовались для защиты от злых духов. Надеюсь, кукольная магия будет долгие годы хранить «Куклоград», и, может быть, где-то к двадцатому сезону темой, наконец, выберут джаз или хотя бы просто музыку, и я сделаю кукольного Телониуса Монка в огромных солнцезащитных очках и принесу его в музей «Куклограда», в котором будет проходить выставка.

Фото Изы Гаджиевой