«Канона я как раз и не придерживаюсь» | Журнал Дагестан

«Канона я как раз и не придерживаюсь»

Дата публикации: 10.12.2023

Муса Гаджиев

Когда боль в душе не тает Культура

Тает вечный снег, бывает,Тает вечный снег, бывает,Речкой с гор бежит.Боль в груди моей не тает,Боль в душе моей...

3 дня назад

Скала Литература

Он смотрел на солнце не щурясь. Он смотрел на него глазами, что как два раскалённых угля. Скальным воронам не...

3 дня назад

Мастер-класс Ирины Черновой Культура

В столице Дагестана продолжается XVII Международный музыкальный фестиваль «Порт-Петровские...

4 дня назад

Если бы портреты заговорили… История

Красавица Нана-ханум принадлежала к известному далеко за пределами Дагестана и России роду Сурхай-хана...

4 дня назад

Яна Михайловна Вагнер — российская писательница, автор романов «Вонг-озеро» (2011), «Живые люди» (2013), «Кто не спрятался» (2017) и повести «2068» (2018).

Известность автору принес дебютный роман-антиутопия «Вонгозеро», опубликованный в 2011 году в издательстве «ЭКСМО». Все три романа входили в список номинантов и финалистов различных русских и зарубежных литературных премий («Новая словесность» («НОС»), «Национальный бестселлер», «Большая книга», «Ясная поляна»). Осенью 2019 года вышел телесериал «Эпидемия», снятый на основе романа «Вонгозеро» и высоко оценённый Стивеном Кингом.

Яна Вагнер, Фото Ольги Паволги

— Яна, известность Вам принес роман «Вонгозеро», причем, если я не ошибаюсь, не в год публикации, а в связи с начавшейся пандемией и выходом на экраны телесериала «Эпидемия». Но, например, моё знакомство с Вашим творчеством началось с нескольких прекрасных рассказов в сборнике «Лисья честность» (2010), в котором Вы опубликовались вместе с такими авторами, как Марта Кетро, Дмитрий Воденников, Александра Тайц… Целых шесть рассказов, среди которых выделяется «Анна говорит» — мастерски сделанный, с новеллистическим пуантом в конце. Мощный дебют. Но проснуться знаменитым после публикации рассказов нельзя? Читатели и критики ждут от автора непременно романа?

— Отчего же, проснуться знаменитым можно и после одного рассказа, стихотворения или песни. Просто это должно быть очень хорошее стихотворение, песня или рассказ, поэтому такое случается очень редко и далеко не со всеми. А вообще, я думаю, беспокоиться стоит не о том, чтобы стать знаменитым, а чтобы получилось что-то по-настоящему хорошее. И почаще напоминать себе, что по-настоящему пока не получилось и можно лучше.

— Ваш новый роман «Тоннель», насколько известно, — это роман-катастрофа, то есть Вы продолжаете писать в рамках некоего жанрового канона. Как вообще это работает: вы отталкиваетесь от конкретного жанра? Или от какой-то важной для Вас идеи? Или от какого-то до конца неясного образа?

— Я очень люблю жанровую литературу и поэтому жанровые декорации использую с большим удовольствием. Правда, жанры разные — я пока написала два романа о конце света и герметический детектив, а «Тоннель» — да, действительно роман-катастрофа. Во всяком случае, декорация точно из романа-катастрофы. Но, боюсь, поклонники жанра будут опять справедливо возмущены, потому что вот канона-то я как раз и не придерживаюсь, и в классической этой декорации у меня, как всегда, творится чёрт знает что.

— Читателей ждет встреча с Вами на книжном фестивале «Тарки-Тау», который будет проходить в Дагестане, в Махачкале, а значит, не избежать вопроса о том, что Вам известно о северокавказской литературе, в частности, о дагестанской. Можно ли вообще говорить о специфике той или иной региональной литературы или же можно говорить только о плохой/хорошей литературе?

— В Дагестане я еще не была и жду этой поездки с большим интересом. Что же до литературы, мне и правда кажется, определение «региональная» к ней совсем не годится, оно какое-то сужающее, что ли. Региональными пускай будут бюджеты, а литература — она общая, всем нам на радость.

Фото: ast.ru