Далгат Ахмедханов: «Дагестан» на все времена | Журнал Дагестан

Далгат Ахмедханов: «Дагестан» на все времена

Дата публикации: 10.08.2022

Марина Ахмедханова

Дни моей жизни История

В архиве Цахая из Хури мы обнаружили записи на лакском языке — воспоминания о своей жизни под названием «Дни...

10 часов назад

Годекан журнала «Дагестан» Кунацкая

Вчера, 2 марта в Махачкале, в историческом парке «Россия – моя история» прошла презентация литературных и...

1 день назад

Цахай Цахаев из Хури История

В мировой литературе встречаются самые разные письменные произведения (научные, поэтические и др.),...

3 дня назад

«Cofee-Jazz» Культура

Ко Дню защитника Отечества дагестанская филармония подготовила слушателям сюрприз — новую концертную...

3 дня назад

В августе этого года исполняется 20 лет журналу «Дагестан» — художественно-публицистическому изданию, хорошо известному в республике. С самых первых номеров читатели полюбили журнал за серьёзность в сочетании с доступностью изложения, многообразие рубрик и актуальность поднимаемых проблем. Сейчас коллектив редакции продолжает традиции издания, не забывая при этом работать над поиском новых тем и новых форм подачи материала.

Далгат Ахмедханов

Сегодня наш гость — ветеран дагестанской журналистики Далгат Ахмедханов, который был главным редактором журнала со дня его основания до марта 2014 года. Далгат Ималутдинович согласился ответить на вопросы редакции, первый из которых звучал так:

— В своё время вы работали в журнале «Советский Дагестан». Можно ли сказать, что нынешний «Дагестан» призван решать те же задачи?

— В значительной степени — да. Оба издания ориентировались не только на внутреннего, дагестанского потребителя, но и были как бы визитной карточкой, представляющей республику. То есть условный читатель, находясь в любом уголке страны или даже планеты, мог бы открыть журнал и получить представление о том, что из себя представляет Дагестан, познакомиться с его историей, культурой, его сегодняшним днём, получить информацию о том, что у нас выращивают, добывают и производят, наконец, узнать, о чём пишут его современные писатели и поэты.

Поэтому журнал может называться по-разному — «Советский Дагестан» или просто «Дагестан». Изменение общественно-политического строя не слишком повлияло на стоящие перед изданием задачи. Конечно, в то время приходилось работать если не с учётом идеологических установок, но не забывая о них. Повторюсь, цель была та же: знакомить с республикой. В советское время писали прежде всего о достижениях, тогда как сегодня говорим и о проблемах тоже.

— Вы создали и много лет редактировали газету «Новое дело», которая выходит до сих пор каждую неделю. Журнал выходит всего один раз в два месяца. Значит ли это, что и выпускать его намного легче?

— Нет, не значит. У журнала своя специфика, требующая особого подхода к подаче материала. Представим условную ситуацию: некая крупная компания решила построить в Дагестане промышленное предприятие, создав таким образом десять тысяч новых рабочих мест. Её руководство подписало с правительством республики договор о намерениях. Является ли это новостью, достойной внимания? Разумеется. Республиканское телевидение, скорее всего, даст об этом информацию уже в вечернем выпуске, ежедневные газеты расскажут о событии на следующее утро. Учитывая важность новости, редакции постараются взять комментарии у кого-либо из официальных лиц.

Как поступят еженедельники типа «Нового дела»? Поскольку событие — подписание договора о намерениях — уже состоялось, и продолжения темы в ближайшие месяцы (в лучшем случае) не ожидается, давать информацию с недельным опозданием будет верхом непрофессионализма. Не дать тоже нельзя, поскольку событие всё-таки серьёзное. Единственно правильное решение — рассказать о событии с развёрнутым комментарием какого-то эксперта, а то и нескольких.

А что же делать редакции журнала, который выйдет только через месяц или даже два? Правильно: рассмотреть событие со всех сторон, озвучить несколько точек зрения, пусть даже противоречащих друг другу, главное — чтобы высказывались специалисты. Например, пусть один расскажет о преимуществах, которые сулит республике открытие нового предприятия, другой обратит внимание на возможный ущерб экологии, третий вообще усомнится в целесообразности размещения такого производства в республике, указав на сложность логистики, ну и так далее. Только в этом случае материал получится полновесным и даст ответы на все возможные вопросы, в том числе и о причинах того, почему предприятие вдруг не будет построено и намерения так и останутся на бумаге. Вот и задумайтесь, что легче — выпустить газету раз в неделю или журнал раз в два месяца. В газете упор на оперативность, в журнале — на экспертность оценок. И то и другое достаточно сложно, если, конечно, работать профессионально.

— И что было сложнее: собрать в редакции профессиональную команду или сформировать хороший авторский пул?

— Сложнее собрать команду. Хороший специалист всегда и везде редкость. Даже в Дагестане с его обилием печатных СМИ на разных языках и людей, зарабатывающих на жизнь написанием текстов. Тем не менее у нас получилось, о чём свидетельствовал стабильный рост популярности журнала. Что до авторского пула, то его качество прямо зависит от профессионализма сотрудников редакции. У каждого хорошего журналиста обязательно имеется свой круг экспертов в самых разных областях, которые при обоюдном желании становятся авторами для их издания.

— То есть вы не испытывали дефицита в читабельных материалах, и они у вас стояли в очереди на публикацию?

— Дефицит в таких материалах есть всегда, его просто не может не быть. Всегда хочется получить что-нибудь совсем уж из ряда вон. Но такой проблемы, что вот совсем уж нечего в номер ставить, у нас никогда не было. Наши авторы предварительно согласовывали темы будущих статей. Хотя иногда публикации возникают и экспромтом. Бывало, нам присылали свои материалы совершенно незнакомые люди. Кому-то мы отказывали в публикации по профессиональным причинам, а кто-то становился нашим новым автором.

— Как формировалась у вас редакционная политика? Вам давались конкретные указания от учредителей?

— «Указания» — слишком громкое слово. А к советам мы всегда прислушивались, и не только со стороны руководства. Если вы имеете в виду государственную цензуру, то её не было. А редакционная политика… Под ней я понимаю собственную, внутреннюю, цензуру или, другими словами, следование профессиональным принципам журналистики: максимально полно и правдиво информировать читателя и никогда не сталкивать людей лбами. Не навредить республике, не навредить её гражданам. Если выступать с критикой, то она должна быть конструктивной, без злорадства, желательно с предложением решений возникшей проблемы. Так и получалось, что министерство в творческий процесс не вмешивалось, и руководящих указаний редакция не получала. Мы просто работали, и никто нам не мешал.

Во времена СССР журнал «Советский Дагестан» не испытывал цензурного гнёта — по крайней мере, я, тогда заведующий отделом, его не ощущал. Думаю, во многом это заслуга основателя и первого главного редактора журнала Магомеда Бутаева. Он сумел так организовать работу редакции, что каждый чувствовал полную свободу творчества и был уверен: редактор всегда будет на его стороне. Были случаи, когда Магомед Джалалутинович, который доверял своим сотрудникам, лично брал на себя ответственность за публикацию острого материала — и ни разу не ошибся.

— У вас было много подписчиков за пределами Дагестана? Получали ли вы от них отклики?

— Не слишком много, но были. Точного числа сейчас уже не назову, но главным образом это были дагестанцы — жители крупных российских городов: Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Тюмени. От них нередко приходили письма и статьи, которые мы охотно печатали. Что понятно, среди наших земляков, живущих в дагестанской диаспоре, много людей состоявшихся — это врачи, учёные, руководители крупных предприятий.

— Оглядываясь назад, что бы вы изменили, сделали иначе, по-другому?

— По-другому, пожалуй, ничего, а вот ещё кое-что — да. Наверное, нужно было создать полноценную интернет-версию журнала. При каждом его выпуске выкладывать в неё все материалы печатного номера и при этом как можно чаще публиковать отклики, письма, не вошедшие в печатный номер статьи и просто дагестанские новости. Не думаю, что печатные СМИ в сколько-нибудь обозримом будущем исчезнут, но Интернет развивается настолько бурно, что не использовать его возможности просто грешно. В интернет-версии имело бы смысл переводить материалы журнала на английский и другие языки, например, арабский и турецкий, на которых говорят немало дагестанцев. За рубежом проживают тысячи людей, этнически связанных с Дагестаном, думаю, многим из них было бы интересно познакомиться с родиной предков, получая информацию не из зарубежных, далеко не всегда объективных источников, а непосредственно из республики. Понимаю, что реализация такого рода планов предполагает увеличение бюджета журнала, но результат бы того стоил.

— Какое качество, присущее именно вашему изданию, вы считаете самым необходимым?

— Иметь свою интонацию, которая должна ощущаться во всех его текстах, интонацию, с которой ваш журнал разговаривает, а если быть точнее — беседует со своим читателем. Поначалу мне приходилось заниматься правкой разных текстов. Старался строго соблюдать священное право автора на свою индивидуальность, но — до известных пределов. За ними должны вступать в свои права грамотность, здравый смысл, выработанная годами собственная интуиция. Прочёл недавно, что даже нобелевский лауреат Иван Бунин более морали ценил в творчестве соблюдение стиля. Подивился. Но, однако же…

Спасибо, что вспомнили прежний «Дагестан», желаю нынешнему всяческих успехов.

Фото Гаджикурбана Расулова