«Черкесы» и «лезгины» средневекового Ирана. Элитный корпус при дворе Шаха Аббаса. | Журнал Дагестан

«Черкесы» и «лезгины» средневекового Ирана. Элитный корпус при дворе Шаха Аббаса.

Дата публикации: 02.07.2022

Шабан Хапизов, кандидат исторических наук

Дни моей жизни История

В архиве Цахая из Хури мы обнаружили записи на лакском языке — воспоминания о своей жизни под названием «Дни...

17 часов назад

Годекан журнала «Дагестан» Кунацкая

Вчера, 2 марта в Махачкале, в историческом парке «Россия – моя история» прошла презентация литературных и...

1 день назад

Цахай Цахаев из Хури История

В мировой литературе встречаются самые разные письменные произведения (научные, поэтические и др.),...

3 дня назад

«Cofee-Jazz» Культура

Ко Дню защитника Отечества дагестанская филармония подготовила слушателям сюрприз — новую концертную...

3 дня назад

XVII век в истории Сефевидского Ирана был ознаменован формированием новой элиты, состоящий главным образом из числа кавказцев, пришедших на смену засилью глав кызылбашских племён, служивших с самого начала основой формирования сефевидской государственности.

Кавказские общины в Иране стали формироваться ещё в XVI в. за счёт пленных, захваченных во время «газийских» походов сефевидских шайхов, провозгласивших себя в последующем шахами и ставших основателями нового государства, вобравшего в себя все земли Ирана. Однако наиболее многочисленные переселения, носившие насильственный характер, имели место при самом могущественном шахе — Аббасе I Великом (правление 995/1587 – 1038/1629).

В результате реформ шаха Аббаса I столица была перенесена в Исфахан, старый город, расположенный в центральном Иране. Военная реформа была неизбежной для укрепления центральной власти, столкнувшейся с опасностью как извне, так и внутри страны — племенной элиты кызылбашей, попытавшихся сделать из шахов своих марионеток. Шах Аббас создал новый род войск из числа военнопленных и переселённых кавказцев, назвав их гуламами (gholām — аналог термина мамлюк со значением «раб-воин») и включив в структуры, управлявшие государством. Своей личной преданностью шаху, а не своему племени эти гуламы служили наиболее преданным классам военной и управленческой элиты Ирана. Как справедливо считают исследователи, «этот новый элитный корпус в основном состоял из новообращённых кавказцев, которые внесли большой вклад в создание стабильного режима, пришедшего на смену племенному государству».

Портрет шаха Аббаса II, принадлежавший одной из его жён. XVII в. Частная коллекция

Представители «черкесских» гуламов

В средневековом Иране под этнонимом «черкес» часто подразумевались дагестанцы. В начале XVII в. из Алазанской долины было выселено несколько тысяч представителей племени Инисел (авар. — гьанисел; «живущие по эту сторону [реки]»), которые составили основную часть «черкесов». Вместе с тем в составе «черкесов» было особенно много табасаранцев и лезгин из Южного Дагестана, которые служили основной целью шиитских газийских походов из Ирана в XV–XVI вв. Ниже нами будут представлены краткие очерки о представителях сословия «черкесских» гуламов, которые смогли продвинуться по карьерной лестнице и стать видными представителями иранской элиты XVII в.

Ферейдун-хан Черкес (ум. 1620 г.) — гулам «черкесского» происхождения, который был похищен в юном возрасте и провёл в плену более семи лет. Наконец он был куплен в качестве гулама купцами, действующими от имени двора Сефевидов. После этого он был повышен до должности хранителя царских доспехов (qurchi-e zereh) и тем самым стал частью растущего числа гуламов в шахском доме (gholāmān-e ̱khāṣṣeh-yesharifeh). В конце октября 1605 года, во время Османско-сефевидской войны 1603–1618 годов, курдский пленник попытался убить царя Аббаса I. Ферейдун-хан Черкес сумел спасти ему жизнь, за что Аббас I назначил его в декабре 1605 или ноябре 1606 года губернатором Астарабадской провинции. В его период данная провинция охватывала большую часть современных провинций Голестан, Семнан и Северный Хорасан.

Главной задачей Ферейдуна было обеспечение защиты Астарабадской провинции от различных туркменских племён. В результате ему пришлось провести несколько военных кампаний против этих кочевников на северных окраинах провинции. Эти успешные войны под предводительством Ферейдуна (а также краткое описание его жизни) были описаны Мохаммадом Ṭāхером (̱Kādem-e Besṭāmi’) в своей краткой истории под названием Fotuḥāt-e Fereyduniyeh. Его на данном посту сменил Бехбуд-бег Черкес, о котором будет рассказано ниже.

Одним из известных «черкесов» при дворе шаха Аббаса I являлся Фархад-бег Черкес (ум. 1614). Начинал он свой карьерный рост с обычного гулама при дворе шаха. Фархад-бег был назначен рядовым сокольничим (kushchi), но в 1614 г. его назначили «мастером охоты» (mīrshekār-bāshi), т. е. руководителем охотничьей службы при шахском дворе. В результате дворцовых интриг в том же 1614 г. Фархад-бег Черкес был обвинён в сговоре со старшим сыном шаха Мухаммад-Бакир Мирзой, который обвинялся некоторыми чиновниками в том, что планировал сместить шаха и захватить престол. Одним из поводов для подобного обвинения служило то обстоятельство, что мать наследного принца Мухаммад-Бакир Мирзы являлась одной из «черкесских» жён Аббаса. Мухаммад-Бакир Мирза, также известный как Сафи-мирза, родился 15 сентября 1587 года и считался старшим и любимым сыном Аббаса I, который видел в нём наследника. Однако в 1614 году, во время карательной кампании в Грузии против правителей Кахети и Картли — Теймураза I и Луарсаба II, до шаха дошли слухи, что принц участвует в заговоре против него с одним из влиятельных «черкесов» — Фархад-бегом Черкесом. Вскоре после этого Мухаммад-Бакир нарушил протокол во время охоты, убив кабана до того, как шах успел воткнуть в него копьё. Этот случай в глазах Аббаса I послужил дополнительным доводом против сына. Иранский историк XVII в. Фазли Хузани Исфахани также пишет, что мать принца была из «черкесского» рода. На этом основании шаху Аббасу донесли, что Мухаммад-Бакир подтолкнул «черкесов», живших в Ширване, которых, по словам Фазли, насчитывалось более 100 тысяч семей, к восстанию.

Основываясь на этом подозрении, в том же году Аббас передал Фархад-бега принцу, который, чтобы показать свою верность отцу, отдал немедленный приказ о казни Фархад-бега Черкеса и конфискации его имущества. Иранские источники XVII в. говорят о том, что принца обвиняли в подготовке восстания вместе с некоторыми черкесскими гуламами, родственниками его матери. Соответственно, есть основания полагать, что Фархад-бег был родственником жены шаха Аббаса I.

Однако, судя по всему, шах Аббас I не был удовлетворён этой казнью и задумал покончить с растущей угрозой. Сам шах отправился с окружением в Карабах, в то время как сын Мухаммад-Бакир Мирза проживал в столице Гиляна — городе Решт, расположенном на юго-западном берегу Каспийского моря. Здесь вскоре произошло трагическое происшествие. 2 февраля 1615 г. «черкесский» гулам Бехбуд-бег убил Мухаммад-Бакира Мирзу и укрылся в шахских конюшнях, которые считались прибежищем для искавших прощения у шаха. В своём прошении к шаху он писал, что хотел продемонстрировать свою лояльность шаху и «очистить черкесов от подозрений». В итоге проведённого расследования Бехбуд-бег был прощён, что наталкивает на мысль о том, что он действовал по приказу шаха. Это объяснялось и растущей популярностью принца, в котором шах Аббас I стал видеть соперника и которого следовало устранить. Впоследствии он не раз об этом пожалеет, поскольку из-за своей мнительности под конец жизни он остался без сыновей-наследников и вынужден был передать трон своему 17-летнему внуку Сам-мирзе, который принял Сафи в честь своего отца Мухаммад-Бакира, известного как Сафи-мирза.

Кстати, вышеуказанный Бехбуд-бег Черкес в 1606 г. был назначен губернатором Гоклана, а после убийства принца занимал пост губернаторов Гаскара в 1620 году и Астарабада в 1620–1629 годах. Это обстоятельство также укрепляет нас в мысли, что он всего лишь исполнял приказ шаха Аббаса I.

Вопрос о происхождении матери Мухаммад-Бакира остался нераскрытым исследователями. Мы знаем о происхождении только одной из «черкесских» жён Аббаса I. Историограф шаха сообщает, что в 1607 г. правитель Табасарана, которого он называет «Масум-ханом», отправил свою дочь в гарем шаха. Однако его сыну в 1614 г. могло исполниться не больше 6 лет, в то время как принц Мухаммад-Бакир Мирза родился в 1587 г.

Также известно, что в начале февраля 1608 г. Роберт Ширли женился на Терезе — дочери «черкесского христианина» по имени Исмаил-хан, которая являлась родственницей одной из жён шаха Аббаса I.

Ещё один высокопоставленный сефевидский военачальник «черкесского» происхождения — Казак-хан Черкес служил губернатором (beglerbegī) Ширвана (1624–1633) и Астарабада (1639–1640). Будучи высокопоставленным членом военного корпуса гуламов, он был назначен Аббасом I главой войск кызылбашских племён Караманлу и Кенеслу. Это назначение следует рассматривать в рамках вышеупомянутой политики шаха по снижению политического влияния кызылбашей. В 1632 году во время кровавых чисток шаха Сафи I (внук Аббаса I, правивший в 1629–42 гг.) был убит его родственник — выдающийся «черкесский» придворный Йусуф-ага. Через год, в 1633 году Казак-хана Черкеса сняли с должностей и посадили в тюрьму. Тем не менее позже он вернулся на политическую сцену в последние годы правления Сафи I, когда в 1639 году ему было дано новое губернаторство.

Русские послы отмечают, что в 1639 г. беглербегом Ширвана в Шемахе сидел «Арап-хан», а «джаныширом», т. е. наместником в Дербенте — «Казак-бей» Черкес. Его сын Наджафколи-хан Черкес также занимал ряд влиятельных постов. Он служил в основном на Кавказе. Прежде всего он дважды занимал пост губернатора Ширвана. Первый срок — 1653 г., а второй — в 1663–67 гг. В общей сложности он занимал пост правителя Ширвана в течение 7 лет. Между двумя сроками службы в Ширване он занимал в 1656–1663 гг. пост губернатора в Ереванской провинции (также известной, как Чохур-е Са’д).

Преемник шаха Сафи I — его сын Аббас II (1642–1666) продолжил кавказскую политику своего прадеда Аббаса I. Более того, его главной женой стала «черкешенка» Накихат-ханум (Nakihat Khanum), сын которой под именем Сафи II Сулайман взошёл на трон 1 ноября 1666 г. Будучи изначально наложницей (рабыней) шаха, она впоследствии стала матерью преемника Аббаса II, царя Сафи II Сулаймана (1666–1694) и наиболее влиятельной женщиной при шахском дворе.

Коронация Сулаймана I в 1666 г. Художник Ж.-П. Шарден

Представители шамхальской династии

Губернатором Ереванского ханства в составе Сефевидской империи в том же XVII в. являлся представитель шамхальской династии, известный как Сафи-Кули-хан (1674–1679 гг.). Он являлся родным братом Сурхай-шамхала, сына Гирая (годы правления: 1641–1667), который был направлен ко двору шаха его отцом в качестве заложника, гарантировавшего лояльность шамхала Ирану. В дальнейшем он поступил на службу к шаху и своё имя Алхас-мирза сменил на Сафи-Кули («раб Сафи», т. е. шаха Сафи I), получив впоследствии титул хана (в Иране он обозначал правителя пограничной провинции в статусе губернатора). Около шести лет он управлял крепостью Ереван и в целом данной областью Ирана.

Сыновья Сафи-Кули-хана (Назарали-хан, Мехрали-хан и Фатхали-хан) и их потомки из рода дагестанских «лезгинов», как они сами себя называли, сыграли важную роль в истории Ирана XVII века.

У Мехрали-хана было четверо сыновей, младший из которых — Мухаммадали-хан — был сефевидским чиновником и военачальником «лезгинского происхождения». Он служил главнокомандующим армией и губернатором Эриванской провинции (Чохур-е Саад) в 1714–1716 гг. По одним данным он был убит восставшими в 1716 г., и его сменил двенадцатилетний (безымянный) сын, который также был назначен губернатором (вали) Грузии и Тебриза. По другим данным, в 1715 г. Мухаммадали-хана сняли со всех должностей, и он поселился в Нахичевани, где и умер. После его смерти семья в 1718 г. вернулась в Исфахан.

Из его детей наиболее известен поэт и литературовед Аликули-хан Валех Дагестани (1712–1756). Его перу принадлежат сборник стихов, состоящий из 4000 бейтов, и поэтическая антология «Рийазаш-шуара» («Сады поэтов»), включающая биографии и образцы поэзии 2594 знаменитых и малоизвестных персидских поэтов X–XVІІІ веков. Валех Дагестани внёс весомый вклад в науку составлением поэтической антологии, в ней содержатся уникальные сведения (подчас единственные в своём роде) и образцы стихов персидских поэтов X–XVІІІ веков. «Рийазаш-шуара» пользуется огромным спросом не только в Иране, но и во всех странах, где имеются центры иранистики.

Из детей Аликули-хана известна Гонабейгом Дагестани. Персидские антологии публикуют её изображение, характеризуя следующими словами: «…красива, умна, величава, держится с большим достоинством». Она была замужем за Газиаддином Бахадуром по прозвищу «Опора государства» (И‘тимад ад-довле). Гонабейгом также обладала даром художественного слова, писала талантливые стихи.

Фатхали-хан Дагестани (1694–1721) женился на дочери великого визиря Сефевидской империи, курда Шах-кули Зангане (1707–1716). При его покровительстве он добился карьерного роста, а после смерти тестя занял его пост великого визиря, став вторым лицом во властной структуре Сефевидской империи. Этот пост он занимал более четырёх лет (с июля 1716 г. по ноябрь 1720 г.).

В 1720 г. против Фатхали-хана возник заговор шиитской верхушки Ирана, недовольной тем, что пост главного визиря занимал «лезгин» — суннит. Главный богослов (мулла-баши) Мохаммад-Хосейн Табризи и главный врач (хаким-баши) Рахим-хан представили шаху поддельное письмо как доказательство того, что Фатхали-хан был в сговоре с курдскими вождями с целью убийства шаха. Им удалось уговорить шаха сместить его с должности и заключить под стражу. 8 декабря 1720 года начальник шахской стражи (курчи-баши) Мухаммадколи-хан, который сам был участником заговора против дагестанцев, получил приказ казнить последнего. Однако вместо этого он подверг его пыткам, чтобы получить его богатства. В итоге Фатхали-хан был ослеплён, а его родственник Лутфали-хан схвачен и посажен в тюрьму. Шах якобы позже пожалел о своём отношении к Фатхали-хану, но тем не менее отправил его в Шираз, где тот умер в заточении.

Вместе с Фатхали-ханом был арестован его племянник и шурин Лутфали-хан Дагестани — сын вышеуказанного Мехрали-хана. Он занимал должность главнокомандующего (сепахсалара) шахской армии с 1718 по 1720 год и одновременно — пост губернатора Фарса с 22 октября 1717 по декабрь 1720 года.

В 1721 г. погиб ещё один племянник Фатхали-хана — Хасанали-хан Дагестани, который также был сефевидским чиновником. Он занимал пост губернатора Ширвана с резиденцией в Шемахе (1718–1721 гг.). Будучи губернатором Ширвана, он по приказу шаха был отправлен против аварцев Цора. В сражении с аварцами Цора близ города Шеки его войско потерпело поражение и было большей частью физически уничтожено. Погиб и сам Хасанали-хан.

Из детей Хасанали-хана наиболее известна поэтесса Хадидже-бейгом Султан Дагестани (ум. 1754). Она была образованной, талантливой женщиной, писала стихи под псевдонимом «Султан», а её стихи и биографические данные приводятся во многих известных персидских антологиях. Она являлась двоюродной сестрой Валеха и была его невестой, однако афганское нашествие 1721–22-х гг. разлучило их. В персидских антологиях Хадидже-султан описывают грациозной, изящной красавицей. Судьба на долгие годы разлучила её с Валехом. Будучи в Индии, он отправил Мирзу Шарифа Нами за Хадидже-бейгом, чтобы привезти её. Однако тому не удалось выполнить это поручение. Хадидже-бейгом сама решилась отправиться в Индию, но по дороге, доехав до Керманшаха, ещё не покинув Иран, заболела и умерла. Она похоронена в Кербеле.

Уцелел в это смутное время другой высокопоставленный родственник Фатхали-хана — Аслан-хан Дагестани. Он занимал пост губернатора области Кухгилуйе (1702–1708) и после — прикаспийской области Астарабад. В начале его правления провинции угрожали набеги туркмен, которым помогали повстанцы внутри самой провинции. Озабоченная безопасностью провинции, шахская администрация направила Аслан-хана с отрядом в 2 тысячи солдат, чтобы справиться с набегами и бунтами. Предположительно, он всё ещё оставался на своём посту, когда Фатхали-хан являлся великим визирем (1716–1720 гг.). В то же время, когда Аслан-хан был направлен губернатором в Астарабад, его сын Мухаммад-хан стал губернатором Герата (1708/9 год).

Тесть Фатхали Дагестани — великий визирь Ирана Шахкули Зангане

Представители нуцальской династии

В средневековой истории западного Дагестана большую роль сыграло потомство Мусалава (≈1500–1560), сына Камбулата, сына хаджий Али-шамхала, правившего в южной части горной Аварии до 1509 г. Мусалав известен по грузинским источникам как «шамхал Кара-Мусал». Л.И. Лавров на основе анализа сведений о шамхалах Газикумуха пишет, что «Кара-Мусал — это аварский феодал Кара-нуцал, которого русские источники того времени называли «Чёрным князем» и который был родным братом аварского нуцала. Так как кахетинский царь Леван (1520–1574) женился на дочери Кара-нуцала, то составитель грузинской летописи, чтобы поддержать авторитет царя Левана, произвёл этого второстепенного феодала в «шамхалы». Во всяком случае известие грузинского летописца о шамхале Кара-Мусале не подтверждается источниками 2-й половины XVI в.». Очевидно, что «Шамхал Кара-Мусал» грузинских источников — это Мусалав, сын Камбулата, сына Хаджи-Али-Шамхала, правивший пограничной с Кахети частью горной Аварии (Анкратль, Ункратль и Ахвах). Именно из-за контроля им пограничной с Южным Кавказом части Аварии с ним породнился Леван II, позже — Сефевиды, желавшие обеспечить безопасность Кахети — самой богатой на Кавказе конца XVI в. провинции. Другой целью, которую преследовали подобные династические браки, являлось желание призвать на службу горцев этого региона.

По грузинским источникам известна Шамхалай (≈1515–1558), дочь Мусалава, которую он выдал за царя Кахети Левана II (1504–1574). Тот вступил на трон в 1520 г. и тогда же женился на Тинатин (ум. 1591), дочери владетеля Гурии. В 1529 г. царица Тинатин ушла от мужа в монастырь, и Леван женился вскоре на дочери «Шамхала Кара-Мусала». Вахушти Багратиони пишет, что после Тинатин Леван женился на дочери «шамхала и справил с ней свадьбу. А потом родила она четырёх сыновей — Гиорги, Елимур-зу, Вахтанга и Хосро».

При дворе сефевидских шахов конца XVI в. значительную роль играл Авар Чергес-Шамхал (≈1525–12.02.1578). Турецкий исследователь Ф. Кырзыоглу установил, что в источниках он упоминается как «Avarlı Şamkhal Çerkes Sultan» с небольшими вариациями, также известный как «Младший Шамхал» из числа аварских нуцалов. В грузинских источниках он упоминается как «Черкез-Шамхал – султан Шакский» или же «Джаргаз, Шамхал авшаров». Очевидно, что грузинский источник перепутал малоизвестных аваров Кавказа и широко известных при дворе шахов Ирана авшаров и вместо фразы «шамхал аваров» записал «шамхал авшаров». На примере персидских источников о подобной ошибке и о том, что вместо Avşarşamkhal надо читать Avarşamkhal пишет турецкий исследователь Ф. Кырзыоглу. Авар Чергес-шамхал являлся влиятельным лицом при дворе Сефевидов и участвовал в дворцовых переворотах. Известно, что одна из его дочерей, имя которой не удалось установить, в 1567 г. была выдана замуж за иранского шаха Исмаила II (правление: 22.08.1576 – 24.11.1577). Еще одна его дочь, Элени, была выдана в 1569 г. за Давуд-хана (Давида) царя Картли. В 1551 г. Шеки и Ареш были завоеваны Сефевидами, и их наместником был назначен Гойкун-бек Каджар, а в 1555 г. — зять Тах-масибаI — «Шамхал Султан Черкес». В 976 г. х. (1568–69 гг.) губернатором Шеки упоминается «Шамхал Султан Черкес», который был послан в Картли на помощь Дауд-хану в борьбе за престол с Симоном. Последний решил укрыться в труднодоступной горной местности, однако войско Шамхал Султан Черкеса настигло его, а один из его воинов по имени Джамшид смог захватить в плен Симона, который был отправлен к шаху и содержался в крепости Аламут. В дальнейшем Шамхал Султан Черкес играл важную роль при дворе шаха с гвардией из 300 «черкесов».

Согласно грузинскому автору Парсадану Горгиджанидзе, в 1569 г. вышел указ шаха Ирана — «Черкеса, султана Шеки, назначить командующим» сефевидских войск в Ширване и восточной Грузии. В 1569 г. по приказу шаха Тахмаспа он с «лезгинским», т.е. в данном случае с аварским войском, организовал поход на Картли, разбил армию царя Симона I и, взяв его в плен, отправил в Иран, где его заточили в Аламутской крепости до 1578 г. «Шамхал Султан» упоминается в качестве губернатора Шаки и в 1577 г. В то же время он жил в столице государства Сефевидов и был одним из наиболее влиятельных лиц при дворе. В итоге, в 1578 г. «Шамхал Черкес» стал жертвой дворцовых интриг и погиб вместе со своей племянницей (об этом см. ниже).

Стоит упомянуть и о Элени (≈1550–1580) — дочери Авар Чергес-Шамхала, которую он в 1569 г. отдал замуж за Давуд-хана (Давида) — сына царя Картли Луарсаба I. Д. Рейфилд называет жену Давуд-хана «аварская царица», не называя, правда, ее имени. В данном случае, речь может идти только об этнической принадлежности Элени. Давуд-хан и его брат Симон I в 1562-69 гг. боролись за власть над Картли, при этом Давуд-хан владел Тбилиси, а Симон — городом Гори. В 1569 г. Симон попытался взять Тбилиси, а Давуд-хан пожаловался шаху Тахмазу, и тот приказал султану Шеки — «Черкесу» арестовать Симона и отправить его в Иран, что тот и сделал. Тогда же губернатор Черкес-Шамхал выдал свою дочь замуж за Давуд-хана. Последнее упоминание Элени датируется 1578 г., когда она с сыновьями — Багратом и Хосро — находилась в Иране. У Давуд-хана и Элени были еще три дочери, имена которых нам не известны. Они вышли замуж за князя Асанбега (Кайхосро) Бараташвили (упом. 1599–1620), Баиндура — эристава Арагви и князя Адам-Султана Андроникашвили. Старший сын Элени впоследствии стал царем Картли — Багратом VII (1569–1619; правление: 1615–1619). В 1615 г. шах Аббас I отправил его из Ирана в Картли, назначив правителем. Однако полноценным царем Картли ему так и не удалось стать. Проживал он большей частью в Южной Картли, в Болниси, где и умер в 1619 г. Баграт был женат на Анне, дочери кахетинского царя Александра II (сын Левана II от Тинатин). У Баграта было двое детей: сын Симон II — царь Картли (правление: 1619–1630) и Пахриджан-Бегум (Pahrijan-Begum), жена иранского шаха Аббаса I.

Еще одна дочь Мусалава — Султан-Ага-ханум (Soltān-Āqā Xānum; ≈ 1530–1560), немногим ранее 1547 г. стала второй женой шаха державы Сефевидов Тахмаспа I (годы жизни: 22.02.1514–14.05.1576; дата коронации — 2.06.1524 г.). Согласно иранским источникам, она была сестрой Шамхал-Султана Черкеса — губернатора Шакки. Она родила Тахмаспу троих детей: двух сыновей (Мустафа-мирза и Сулейман-мирза) и дочь — Парихан-ханум. Орудж-бек Байат пишет, что сестра указанного «грузинского вельможи» Шамхал-хана была замужем за иранским шахом Тахмаспом, а ее родственники играли важную роль во внутридворцовых интригах, разыгравшихся после смерти Тахмаспа. В частности, Парихан-ханум и некоторые персидские вельможи оказались участниками заговора, в результате которого 24 ноября 1577 г. был убит сын преемник Тахмаспа — шах Исмаил.

Шах Аббас I принимает Вали Мухаммад-хана. ок. 1650 г. Фреска во дворце Чихиль Сутун. Исфахан

Парихан-ханум (август 1548–12.02.1578) — вторая дочь шаха Тахмаспа I, влиятельная и яркая фигура Сефевидского двора в 1570-е гг. Пари-хан была хорошо образована, знакома с традиционными исламскими науками, такими как юриспруденция, и известна как автор стихов. В 1557 г., в возрасте 10 лет отец формально выдал ее за сына своего брата Бахрам-мирзы (ум. 1549), т.е. за двоюродного брата Парихан-ханум — Бади-ал-заман мирзу Сефеви. Его самого он отправил губернатором восточной провинции Систан, а дочь оставил около себя. Ее муж позднее был убит по приказу Исмаила II 26 марта 1577 г., и все это время Пари-хан-ханум проживала в столице Сефевидского Ирана — городе Казвин, хотя родилась на северо-западе Ирана — в городе Ахар. Парихан-ханум была известна своим острым умом и политической проницательностью, и поскольку ее отец, шах Тахмасп I, часто обращался к ней за советом по важным государственным вопросам, многие видные лидеры кызылбашей искали ее покровительства и помощи. В день смерти отца она сыграла ключевую роль в низвержении Хайдара-мирзы и его убийстве руками своего дяди Чергес-Шамхала и его воинов. В промежутке между убийством Хайдар-мирзы и приходом на трон Исмаил-мирзы Пари-хан-ханум стала фактической правительницей Ирана. По ее приказу все знатные лица и высшие амиры кызылбашей собрались в главной мечети Казвина в пятницу 23 мая 1576 года, а известный проповедник Мир Maк-дум Шарифи прочитал хутбу от имени Исмаила-мирзы, подтвердив тем самым его царствование. Несмотря на это, Исмаил II после прихода к власти ограничил ее в правах и постарался оградить от власти. Это поведение вызвало у нее негодование, и вскоре, 25 ноября 1577 г., шах Исмаил II внезапно скончался. Согласно источникам, поскольку Исмаил II унизил ее, Парихан-ханум решила отравить его с помощью наложниц его гарема. С внезапной смертью шаха Исмаила II Парихан-ханум восстановила свою власть и влияние. Все государственные деятели, лидеры кланов, командиры и должностные лица действовали согласно ее указаниям. Это положило начало периоду ее правления в качестве регента, который продлился до двух месяцев и двадцати дней, в течение которых она обладала всей полнотой власти в державе Сефевидов. Однако, согласовав с Парихан-ханум, главы кызылбашских племен решили привести к власти старшего брата умершего Исмаила — Мухаммада Худабенде (годы жизни: 1532–1595; правление: 11.02.1578–10.1587). Фактически от имени Мухаммада вскоре стала править его жена Хайр-ал-Ниса-бегум, пользовавшаяся безвольностью и близорукостью своего мужа. Мухаммад и его жена 12 февраля 1578 года прибыли в пригород Казвина из Шираза, где он был губернатором. В тот же день по приказу Мухаммада Худабенде и его жены, Халил-хан Афшар, бывший воспитателем Парихан-ханум, убил ее. В этот день по лунному календарю Парихан-ханум исполнилось 30 лет.