Брызги страсти и смеха | Журнал Дагестан

Брызги страсти и смеха

Дата публикации: 08.03.2024

Ахмедхан Кишов

Летопись героических дней История

Республика готовится встретить очередную годовщину победы в Великой Отечественной войне. В преддверии...

4 дня назад

«Я та, что к солнцу поднялась!» Изобразительное искусство

Юбилейная ретроспективная выставка, посвященная 120-летию со дня рождения известной русской, иранской и...

4 дня назад

Добро пожаловать в ад Культура

Восемь лет, пока не кончится траур, в этот дом и ветру не будет доступа. Считайте, что окна и двери кирпичами...

5 дней назад

Погибший цветок Литература

Из-под снега неожиданно, с осторожностьюВзглянул на мир вестник жизни —Воспевая конец суровой...

5 дней назад

Синьор, вам брак со мною не грозит:
Таким путем не побеждают женщин.
А не отстанете, так причешу
Я вам башку трёхногим табуретом
И, как шута, измажу вас при этом.

Как укротить строптивую красавицу? Заставить её признать, что Луна — это Солнце, а встреченный в дороге старик — прекрасная девушка? Если молодую жену пару дней не кормить, не давать ей спать, то она что хочешь признает за правду. Сломается строптивица! Но так ли это? Хороший вопрос.

Судя по Зинаиде Чавтараевой в роли Катарины, такую не сломаешь. Она просто станет умнее, согласится заточить свою строптивость в дальнем уголке души и начнёт говорить не то, что думает…

Да, в наше время комедию Уильяма Шекспира назвали бы сексистской, а кое-где, пожалуй, и запретили бы. Но не на Кавказе, не в Дагестане, где дерзкий дух в почёте, где девы-воительницы где в Лакском музыкально-драматическом театре имени Эффенди Капиева который год с успехом идёт «Укрощение строптивой» в постановке Гиви Валиева, ныне художественного руководителя Северо-Осетинского государственного академического театра имени Владимира Тхапсаева.

Написанная более четырехсот лет назад комедия пережила за прошедшие столетия множество постановок – на лучших театральных подмостках мира, и, казалось бы, современному режиссёру удивить зрителя невозможно. Как оказалось, это мнение ошибочно!

Судите сами: дагестанская Катарина вышвыривает Петруччио (Ибрагим Мусиев) со второго этажа, вызвав тем самым оторопь зрителя и восторг: вот это темперамент, вот это страсти!

Да, да, у лакской труппы получилась весьма динамичная и захватывающая постановка. Никаких затянутых сцен здесь нет, ритм спектакля таков, что у зрителей порой перехватывает дыхание от эмоций.

Динамика и экспрессия постановки заставляет меня сделать некоторые рекомендации: не приобретайте билеты в первый ряд, если боитесь быть забрызганными водой. Или выплеснувшими эмоциями персонажей. Но и не пойти на этот спектакль будет весьма большой оплошностью с вашей стороны! Впрочем, я отвлёкся.

По краю сцены течёт река (а может, это канал – не важно). Эта водная артерия, протекающая между зрительным залом и сценой, очень важная декорация постановки. Словно в доказательство того, что всё по-настоящему, воду по ходу действия подливают вёдрами, не забывая между делом окатить водой то Грумио (Сухраб Шуаев), то самого Петруччио.

А уж Катарину, поверите ли, окунут в канал полностью. Водные процедуры всегда полезны – театр не исключение: восторг и хорошее настроение вам гарантированны.

Дом Баптисты (Рафик Альшанов) ничем не примечателен, впрочем, как и дом самого Петруччио – это одна и та же декорация, немного изменяемая по ходу действия. Но актёрская игра всей труппы, задействованной в спектакле, – яркая, запоминающаяся.

Сцена «приручения» Катарины скорее смахивает на бой без правил, видимо, специфика нашей республики оказала-таки своё влияние, да и Северная Осетия–Алания, откуда приехал в Махачкалу режиссёр, в этом плане от нас особо не отличается.

Впрочем, хороши и процесс обучения Бьянки (Рукижат Магомедова), и нешуточная схватка Люченцио (Руслан Ларин) и Гортензио (Ислам Магомедов). Естественно, что в такой обстановке Гремио (Аслан Магомедов) то и дело падает в обморок, куда ему тягаться с молодыми да горячими, как южное солнце, героями пьесы.

Особо стоит отметить сцену поездки, когда велосипед ловко превращается в повозку. Всё гениальное просто и – смешно до слёз!

Не забудем и микрофон, ретро-стиль которого даёт понять, в какую эпоху происходит действие постановки. Но микрофон этот – не только элемент декорации, актёры используют его по прямому назначению, и прежде всего сама Катарина со своей «’O sarracino!».

Музыкальное сопровождение добавило немало красок в феерию постановки. Спектакль начинается с известной песни Ренато Каразоне «Tu vuò fà l’americano» в исполнении Люченцио и Транио (Омаров Омаров), и далее, по ходу пьесы итальянские мотивы держат зрителя в тонусе. Нешаблонное мышление художника спектакля Ларисы Валиевой видно в каждой детали сценографии.

За прошедшее со дня премьеры время спектакль сыгрался, стал лёгким, непринуждённым и по-настоящему праздничным действом. Экспрессивная режиссёрская трактовка Гиви Валиева не приедается, немало зрителей (и я в их числе) не в первый и, что немаловажно, не в последний раз ходят на эту постановку.

Кроме прочего, спектакль пользуется успехом у женской аудитории: Ибрагим Мусиев и Сухраб Шуаев так хороши! Под стать темпераментному главному герою и его слуге главная героиня — Зина Чавтараева, она в этой роли как рыба в воде.

Её Катарина не просто своенравна и упряма, все лучшие стороны характера, её ум и сила воплотились в крайней степени строптивости. Такая Катарина сама кого хочешь укротит, но тем интереснее наблюдать за борьбой равных соперников.

Про всех актёров, задействованных в укрощении строптивой, рассказывать не буду. Но, уверяю вас, по-своему интересны были все, режиссер-постановщик спектакля дал возможность каждому персонажу и исполняющему его актёру развеселить и обаять зрителей.

Одним словом, этот спектакль обязателен к просмотру. Для удобства дагестанских зрителей и гостей Махачкалы он идёт на лакском и русском языках.

Я отвечала резкостью на резкость,
На слово — словом; но теперь я вижу,
Что не копьем — соломинкой мы бьемся,
Мы только слабостью своей сильны.
Чужую роль играть мы не должны.

Фото автора