Бессмертных нет, но есть бессмертие! | Журнал Дагестан

Бессмертных нет, но есть бессмертие!

Дата публикации: 13.06.2023

Магомед Абдулхабиров, врач, заслуженный деятель культуры Дагестана

Лаборатория слова Литература

Юрий Агеев, Саратовская область. Поэт, прозаик, переводчик. Родился в 1965 году в Махачкале, в семье...

13 часов назад

Кубачинская башня Конкурсы

14 июля в средневековой сторожевой башне XIV в. «Акайла кальа» в селении златокузнецов...

13 часов назад

Кара-Тюрек Литература

Кара-Тюрекпосадка на авиарейс. а по мне хотьсейчас же назад. орфографии впоруврубиться, что Кара-Тюрек и...

4 дня назад

«Города и люди» Кунацкая

17 июля в кафе-музее «Город 1857» состоялась презентация двух номеров журнала «Дагестан» из серии «Города и...

4 дня назад

Гениальный Расул Гамзатов узрел в Магомеде Ахмедове божий дар Поэта и посвятил ему пронзительное стихотворение.

Магомеду Ахмедову, моему молодому Другу

* * *

Мой друг, оставляю тебе, уходя,
Я книгу стихов, где чисты все страницы,
В которой надежда моя, как дитя,
Ещё не успела на свет появиться.

Сундук своих старых и новых счетов,
До коих мои кредиторы охочи…
Я знаю, что ты расплатиться готов
Не медью, а золотом будущих строчек.

Любовь оставляю последнюю я,
Алмаз драгоценный, который когда-то
Я спрятал надёжно в родимых краях,
Но, где тот тайник, позабыл безвозвратно.

Ещё оставляю тебе, Магомед,
Небесную азбуку звёзд, по которой
Способен прочесть настоящий поэт,
Что сбудется с нашим отечеством скоро.

Но, если пропущены в тексте слова,
Не стоит искать их в упрямстве сердитом.
Пусть лучше склонится твоя голова
В том месте, где предков могильные плиты…

Ты к ним подойди и как преданный сын
Безмолвие сонных столетий послушай,
Где жизнь остановлена, словно часы,
Лишь дышат, как травы, бессмертные души.

…Ах, как незаметно подкралась зима!
Свалилась холодным нетающим снегом
На голову мне, ужаснувшись сама,
Как будто бы гром среди ясного неба.

Как быстро моя молодая мечта
Из девушки вдруг превратилась в старуху,
Где правила миром вчера красота,
Сегодня царит беспощадно разруха.

Звенящая песня разгульной весны
Негаданно стала протяжным намазом,
И юности буйной цветастые сны
От солнца палящего выцвели разом.

От белой напасти спасения нет
И от сквозняков больше некуда деться,
Но я завещаю тебе, Магомед,
Мою недопетую песню в наследство.

Прижми ты её, как ребёнка, к груди,
Пьянящим морозом позволь надышаться!
От мысли, что всё у тебя впереди,
Мне легче и радостней с ней расставаться.

Мой друг, напоследок в гунибском лесу
Дарю я тебе неприступные скалы,
Где, может быть, выследишь ты ту лису,
В которую пуля моя не попала.

Вершину, куда я подняться не смог…
Ущелье, куда не посмел я спуститься…
И думу мою, о которой лишь Бог
Узнает на самой последней странице.

(Перевод с аварского
Марины Ахмедовой-Колюбакиной).








«Завещаю тебе, Магомед,
Мою недопетую песню в наследство!»

Хорошо, что есть, что завещать! Хорошо, что есть, кому завещать, и те, кто завещает! Оправдал ли Магомед Ахмедов надежды Расула? Безусловно! Ко многим ли Расул так обращался? Конечно, нет!
Помню однажды, когда я был у Расула в больнице в Москве, зашёл довольно бесцеремонно именитый самовлюблённый чиновник, считавший себя гением во всём. Он проявлял «заботу» о Расуле, а на самом деле земляк был чрезмерно карьерно ориентирован и пользовался именем Расула для своей рекламы. Расула Гамзатовича невозможно было обмануть — он, как опытный рентгенолог, за версту просвечивал сущность собеседника. После обычного хвастовства тот без стеснения оставил свои стихи для оценки Расулу и торопливо уехал на «деловое совещание в верхах». Так и сказал. После ухода успешного земляка Расул сказал с ухмылкой: «Он — хороший поэт среди чиновников и отличный чиновник среди поэтов». Абсолютно верный и безапелляционный диагноз был поставлен. И больше к чиновнику мы не возвращались в дальнейшей нашей беседе.
…Когда впервые услышал стихотворение студента Литературного института в Москве Магомеда Ахмедова «Честь имею!», я понял, что у Дагестана есть Поэт, ибо другие студенты-земляки читали порой стихи о чесноке, хинкалах, низвергая Расула, Тютчева и даже Пушкина.

«Честь имею» — два коротких слова —
Выбросил из лексики мой век...
Пистолет заряжен. Всё готово.
И шагнул к барьеру человек...

А теперь уладится иначе:
На столе бутылка коньяка...
Что нам до мальчишеских чудачеств
Дуэлянтов энского полка.

Пересохло русло Чёрной речки,
От тумана горы не видать.
Будет жить без этих слов нам легче,
Но труднее будет умирать.

Что же делать? Время продиктует
Новые удобные слова.
С Чёрной речки чёрный ветер дует,
Как Машук, седеет голова.

Недруга приближу, брошу друга,
Нелюбимой в чувствах объяснюсь.
Не боюсь замкнувшегося круга,
Лексикона нового боюсь.

И, как юный прапорщик, бледнея
От насмешки тайного врага,
Закричу однажды: «Честь имею», —
Перепутав годы и века.

(Перевод с аварского
Марины Ахмедовой-Колюбакиной).

В этом году 8-го сентября я ждал, как никогда, очень ждал слова Магомеда Ахмедова о Расуле. Да, многие много могут сказать о Расуле, но никто не скажет так вдохновенно и глубинно, масштабно и утончённо, как Магомед Ахмедов. В этом я был заранее убеждён. Слова тоже имеют вес, высоту, грацию. Многие в мире восхищаются церковью Святого Семейства в Испании, мавзолеем Тадж-Махал и Золотым храмом в Индии, башней Бурдж Халифа в ОАЭ, собором Покрова Пресвятой Богородицы на Красной площади, Колизеем в Риме, Великой мечетью в Мали на юге Сахары и другими шедеврами мировой архитектуры: творениями человека и человеческих рук. Так и поэт, словно каменщик небесный, подбирает слово к слову, слоги, строки и смыслы ради того, чтобы излить свою мысль и изваять стих. Гениальных каменщиков и строителей мало, и они на вес золота. Точно так же поэтов по удостоверениям многовато, а гениальных мало, очень мало!

Хорошо, что не прервалась поэтическая эстафета после Расула Гамзатова, — она оказалась в надёжных руках. Спасибо Магомеду Ахмедову за то, что сохранил кабинет Расула Гамзатова, превратив его в музей. Спасибо ему за прекрасное выступление, когда устанавливали бюст Расулу Гамзатовичу в здании Союза писателей России, что в центре Москвы. Кто-нибудь записал ли тогда его восхитительное выступление без шпаргалки на одном дыхании? Я гордился поэтом моего народа, моего Дагестана!
Читаю Магомеда Ахмедова. «Я слышу голос Расула Гамзатова: “Стало возможным покупать и продавать то, что раньше было запрещено: совесть, подвиг, талант, красоту, женщин, детей, поэзию, музыку, иногда родную землю. Причём с каждым годом цена жизни становится меньше, а цена вещей — больше”».
Незабвенный наш Магомед! Мы слышали, слышим и будем слышать тебя, хотя вряд ли сумеем выразить так мощно и тонко, как ты, печаль по ушедшему к журавлям Расулу. Мне представляется, что и твоя душа в этом клину, и вечными будут ваши беседы о земном и небесном вместе с Расулом. Больно, что и ты поторопился, но ты в нашей памяти и в наших сердцах. Повторюсь и скажу ещё и ещё раз, что жаждал услышать твой голос 8 сентября 2023 года. Очень жаждал, ибо (и вновь повторюсь) никому не дано сказать так, как сказал бы ты. 8 сентября мне будет чужд казённый голос чиновника любой высоты, ибо о Расуле нужно говорить сердцем или молчать. Сегодня в Махачкале собрались вспомнить тебя. Мне рассказывали коллеги из Японии, что к сорока дням прекращаются пьезоэлектрические волны от умершего, а до этого растут ногти и даже борода. Значит, на сороковой день душа покидает усопшего…
И задаю я сам себе сегодня вопрос: «А кто скажет о Тебе, как ты сказал о Расуле?». Мне кажется, что это сделает достойно твой сын Мурад! В нём много таланта, достоинства и красоты! Прошу его написать три книги: «Отец» — о тебе, ибо лучше и тоньше его тебя не постичь никому; вторая книга — «Расул Гамзатов», ибо так часто и долго с Расулом бывали разве только его дочери; и третья книга — «Расул Гамзатов и Магомед Ахмедов», чтобы поведать миру о красоте и высоте любви, дружбе, о восхищении и почитании друг друга двумя великими поэтами из Дагестана.
И если случайно кто меня услышит из верховных правителей, то просил бы выделить на эти три книги специальные гранты. А собравшимся сегодня моё спасибо, ибо народ — это люди, которые помнят и берегут свои корни и свои песни, свои сакли и своих ушедших!
И моя просьба к вам: считать меня находящимся вместе с вами, ибо все дни жизни и в моём сердце тоже прописан Дагестан — вне зависимости от места жительства. И во сне я часто бываю в Дагестане!
Надеюсь, что незабвенный Магомед Ахмедов доволен нами и нашей памятью о нём! Аминь!
Всегда Ваш Магомед Абдулхабиров из Москвы. РУДН.
P. S. Символично, что сегодня день рождения моего правнука Камиля Расулова. Он знает некоторые стихи Расула Гамзатова наизусть. Он живёт в Махачкале. Мурада Магомедовича Ахмедова я прошу подарить ему книгу отца, отмечая лучшие его стихи с дарственной надписью! Спасибо!
И помнить будет новое поколение своих предков и своих Поэтов! Мы никогда не были и не будем манкуртами! В это я верю!