Бедуин | Журнал Дагестан

Бедуин

Дата публикации: 04.11.2023

Марина Кудимова г. Москва

Дни моей жизни История

В архиве Цахая из Хури мы обнаружили записи на лакском языке — воспоминания о своей жизни под названием «Дни...

19 часов назад

Годекан журнала «Дагестан» Кунацкая

Вчера, 2 марта в Махачкале, в историческом парке «Россия – моя история» прошла презентация литературных и...

1 день назад

Цахай Цахаев из Хури История

В мировой литературе встречаются самые разные письменные произведения (научные, поэтические и др.),...

3 дня назад

«Cofee-Jazz» Культура

Ко Дню защитника Отечества дагестанская филармония подготовила слушателям сюрприз — новую концертную...

3 дня назад

Ты – последний, кто помнит последний дождь.
Твой верблюд – последний, кто лег, под собою почуяв воду.
Ты его не поил перед этим пятнадцать дней,
Ты пять лет не стирал свою белую галабею.

Ты сто лет не стрелял из кремниевого ружья
И врага не резал от уха до уха кривым кинжалом.
Ты живешь меж двумя утесами – там есть тень,
Ты в разборную хижину вход занавесил тряпкой.

Ты акулий плавник высасывал ровно год,
Ты лица жены своей не видал до свадьбы.
Колыханный воздух пустыни – твоя вода.
Влажность – двадцать процентов. Но в море ты – ни ногою.

Никому не внятен разбойничий твой язык,
Но гора Хорива тебе отдана на откуп.
И когда туристу нужен горячий чай
Он, неверующий, молит тебя: «Вал-лахи!»

***
В раю или в райке,
На каждом языке,
Который мне давался,
В карете и возке,
Вися на волоске,
В колодках, в ритме вальса,
В бла-бла, в ни ме ни бе –
Я только о тебе…

Прости, звонок прервался.

Боль

С гнезд не поднимается дичина —
Значит, и у севера есть юг.
Боль длиннее, чем ее причина, —
Острый угол и крепежный крюк.

Боль многоэтажна, и за нею
Ни тебя не сыщешь, ни меня…
Бурный след кильватерный виднее
Флагманского белого огня.

БОЛЬ
***
………………..Памяти Ф.П.
Облачной купою
Тихо бродил,
Лунную пуговку
Всё теребил.
Кто ты, бесформенный
Призрак смурной,
Ватный, оборванный
И обложной?
Взялся ль неслышную
Свадьбу играть –
Белое, пышное
Сам выбирать?
Иль там сгущенкою
Кормят, в раю?
Мыслью смущенною
Не узнаю.
То ли Иаков?
То ли Исав?
Двинешься, знаков
Не отписав.
Так и не скажешься,
Кем ты ведом,
Ливнем размажешься,
Сложишься льдом.
Съем себя поедом,
Брошу в распыл:
Кто это, кто это,
Кто это был?
Лампа без свету,
Ночь без звонка…
Времени нету,
Да жизнь коротка.

Перед сном
На окнах накипают стразы,
Грядет метель.
Пусть устарели наши базы
И наша цель,
Пусть невподъем берем беремя
И туп тесак,
Пусть разное вершится время
На всех часах,
Но женщине дана отсрочка,
Пока все спят,
И светится ее сорочка –
До самых пят.
Переслоились поколенья
Битьем, нытьем…
И мы найдем упокоенье,
И мы найдем –
За вечной мерзлотою кольской,
Где нет проблем…
А женщина ладонью скользкой
Наносит крем.